«Белые пятна» литературной памяти. И.В.Евдокимов. Биографические повести о русских художниках


Ия Зумбулидзе,

профессор Кутаисского государственного

университета, Грузия

Имя Ивана Васильевича Евдокимова неизвестно широкому читателю. Между тем, в 1920-1930-х годах этот писатель много и успешно работал в различных жанрах: художественная проза; история русской литературы XIX века; литературная критика; история русской провинции, художественного быта и изобразительного искусства.

Расцвет творческой деятельности Ивана Евдокимова падает на вторую половину двадцатых годов, когда один за другим создаются и выходят в свет повесть "Сиверко", роман "Колокола", когда трудно развертывается в цельное повествование трехтомный роман "Заозерье". В это время имя Евдокимова не сходило со страниц печати. Успех этот сменился неудачами. Они начались с романа "Чистые пруды" и затянулись надолго, почти на целое десятилетие. История литературы знает не один пример, когда вслед за большим успехом бесконечные творческие поражения преследовали писателя. Особенно часты такие случаи у истоков советской литературы, среди писателей, в ряду которых начинал свой путь Иван Евдокимов. Возвращение в литературу забытых и «табуированных» по различным причинам имен началось еще во второй половине 1950-х годов. Процесс этот с известными колебаниями нарастал, с наибольшей силой заявив о себе с середины 1980-х годов, продолжается он и сегодня.

Особый интерес представляет сочетание художественного и искуствоведческого начал в творчестве И.Евдокимова. Исследования и популярные очерки И.Евдокимова по истории древнерусского искусства (иконописи и прикладного) публиковались начиная с 1915 года, но постепенно все сильнее накладываются ограничения на изучение древнерусской иконописи. А позже, в кампании, развернувшейся вокруг имени писателя в 1931-1932 годах, его исследования древнерусского искусства получили квалификацию идеологически враждебных.

Чрезвычайно редко появляется имя И.В.Евдокимова в печати в общественно-литературном контексте. Но изоляция писателя после кампании 1932 года, возможно, в какой-то степени спасла его от гибели в годы террора.

Его последнее прибежище – возвращение к искусствоведческой тематике, теперь уже в жанре беллетризированных биографических повестей о художниках. Можно сказать, что этот шаг был своеобразным стремлением писателя «скрыться» от пристального взгляда эпохи, от враждебного ока рапповцев.

Жизнь и творчество выдающихся русских художников XIX –XX вв. сосредоточилась в основном круге исследовательских интересов И.В.Евдокимова. Он пишет книги о Борисове-Мусатове, Врубеле, Сурикове, Репине, Крамском, Левитане.

Перемещение И.Евдокимова из сферы художественной литературы в сферу истории искусства являлось не только сменой творческих доминант, но и поворотом к поискам новых форм самовыражения. Он выбирает биографический жанр, точнее жанр популяризаторских биографий и биографических повестей. Именно в этих жанрах пишет И.Евдокимов несколько книг о художниках XIX – начала ХХ вв., наиболее полно выразившими национально-культурные и национально-исторические идеалы. В такой «спасительный оазис» уходили в те годы многие советские писатели. С другой стороны, возрождение этих жанров связано с началом выхода в свет первых книг задуманной М.Горьким серии «Жизнь замечательных людей» [3].

В 1933 году из первых книг, вышедших в серии ЖЗЛ, две были посвящены русским художникам: биография И.Репина, написанная И.Э.Грабарем, и биография В.Сурикова, принадлежащая перу И.В.Евдокимова [1]. Она вышла номером 15-ым и имела тираж 40000 экз. Образное восприятие героя, стремление создать живой его портрет сказывались уже тогда. Именно в этом ключе и создается книга "В. И. Суриков" (1933). В хронологической последовательности описывается в книге жизненный путь В.Сурикова и основные этапы его творчества. Однако в процессе работы монографическое исследование все больше обретает облик художественного историко-биографического повествования. Эту новую работу, открывшую целый цикл его книг, автор назвал "Повесть о великом художнике" (1938) [2]. Уже в начале 1941 года книга оказалась под ударом разрушительной критики. Особое раздражение вызвало упоминание в книге 1933г., повторенное в новом издании, об идейных и духовных связях художника с миром сибирского казачества. В высказанном мнении критики, в частности, М.Попов, приходит к выводу о том, что Суриков у И.Евдокимова выглядит изолированным от эпохи, от передовых общественных течений, оторван от реализма передвижников, от эстетики Н.Чернышевского и Н.Добролюбова [4,87].

Книга И.Евдокимова о В.Э.Борисове-Мусатове (а ей предшествовали изыскания таких знатоков русского искусства конца XIX – начала ХХ вв., как П.Н. Муратов и Н.Н.Врангель, несколько каталогов выставок), замечательна тонкостью понимания автором душевного склада художника, проникновенностью воссоздания его творческого портрета.

Примерно подобное следует сказать и о книге И.Евдокимова «М.А.Врубель». Обращаясь к изучению его жизни и творчества, писатель опирался на еще более значимую капитальную исследовательскую традицию, и прежде всего на фундаментальную работу С.Яремича. И.Евдокимов смог привлечь и значительный, опубликованный к тому времени, документальный, эпистолярный и мемуарный материал.

Сосредоточившись на восстановлении биографии и анализе духовного и эстетического мира М.А.Врубеля, И.Евдокимов уделил,однако, внимание и проблемам художественного языка. Кроме того, как знатока древнерусского искусства, его особенно интересовала проблема взаимоотношений врубелевского искусства с миром древнерусской иконописи. Он воссоздает общую атмосферу художественной культуры рубежа столетий, рассматривая творчество М.А.Врубеля в широком контексте.

Идеологические оценки эпохи практически отсутствуют в обеих книгах. Подлинный интерес к творчеству М.А.Врубеля и В.Э.Борисова-Мусатова, истинное понимание их места в искусстве, психологически точное понимание их душевного мира, язык этих книг – многое говорят о самом авторе, выявляют его богатый и сложный духовный мир. Личность писателя раскрывается с неожиданной стороны, несоответствующей тому миропониманию И.Евдокимова, которое можно представить по его литературным произведениям 1920-1930-х годов. Личностное начало его творчества, представленное в этих двух небольших книгах не было подавлено.

Далее И.Евдокимовым были созданы повести "Репин" (1940), "Левитан" (1940), "Крамской" (1941). С этих пор основной его творческой задачей становится разработка портретов великих русских художников.

Повесть И.Евдокимова посвященная И.Репину представляет собой подробное жизнеописание великого художника. В основу книги положены мемуары И.Репина «Далекое-близкое» и работы К.И.Чуковского о нем.

Повесть «Левитан» писалась долго, с 1930-го по 1940-ой годы. Трагический жизненный путь И.И.Левитана, казалось бы, сам выстраивает драму судьбы. Между тем, созерцательность – основная интонация новой биографической повести И.Евдокимова. Он использовал опубликованные воспоминания о художнике и имеющиеся исследования его жизни и творчества, прежде всего монографическую работу о нем С.Глаголева и И.Грабаря. Но главный источник формирования образа И.Левитана в повести И.Евдокимова – иной. Писатель сосредотачивает свое внимание на тяжелом детстве, неопределенности социального статуса в силу еврейского происхождения, рано открывшемся живописном таланте, личных драмах, страсти к охоте, душевной неустойчивости и многолетней болезни сердца, а самое главное, через все это стержневым образом проходящей всепоглощающей любви к среднерусскому пейзажу, сделавшей И.Левитана его истинным певцом.

Последнее произведение И.Евдокимова – повесть о Н.Крамском. Опорные узлы повествования – детство, учеба в Академии художеств, «бунт» молодых художников и возникновение движения передвижников, отношения с писателями, чьи портреты писал Крамской, смерть в мастерской.

Писатель стремится показывать своих героев в динамике развития характера, в связи со своим временем и средой, в окружении современников. И никогда не забывал он вскрывать народные корни таланта великих живописцев. Евдокимов не просто следовал за историческими фактами, а обобщал процессы и явления русской живописи. Вдумчивый исследователь сочетался в нем с художником, влюбленным в героев своих повестей. В этих книгах писатель продолжал отстаивать национальную самобытность русского искусства, созданного великими сынами народа.


Литература


  1. Евдокимов И.В. АВ.И.Суриков. – М.:Жургиз.-1933.-160 с. (Жизнь замечательных людей. – Вып.15).

  2. Евдокимов И.В. Повесть о великом русском художнике //Красная новь. – М., 1938, №3, с.10-106.

  3. Померанцева Г.Е. Биография в потоке времени: ЖЗЛ:замыслы и воплощения серии. –М.: Книга, 1987.-336 с.

  4. Попов М.//Искусство. –М., 1941, - №3. –с.86-88.