Нигяр Миралай. Русскоязычная поэзия Азербайджана


Родилась 9 мая, в день Великой победы. Стихи – это хобби, обращаюсь к ним не систематически, а по мере накопления чего-то в душе, что просится наружу. Когда всё выплеснется, я на время забрасываю это дело и живу обычной жизнью, без желания что-то излить на бумагу. То, что Вы прочитаете – отголоски того, что было когда-то пережито, прочувствовано. Может, кому-то это и будет интересно.

***

Он будет наверно всегда вспоминать про нее,

Когда вдоль бульвара по пристани будет идти,

И осознавая то счастье вчерашней "её",

Глазами искать и пытаться ее найти.

Когда стекла его окон начнут обнимать дожди,

Посмотрит на небо и тут же вспомнит о ней.

И горькую правду поняв, что нет назад пути,

Еще долго в душе не сможет погасить огней.

Он вспомнит свидания в их уютной блинной

И будет терзаться колючим чувством вины.

Она в это время будет искать долгожданный покой,

А он еще долго не сможет смотреть на блины.

А может все будет и с точностью наоборот,

Нельзя зарекаться, конечно, и судьбу угадать.

Но знаю одно, что выпадет этот лот,

Когда кто-то из них будет сильно страдать.

***

О тебе мне очень много пишется,

О тебе не думать не даётся,

Без тебя уже совсем не дышится,

Без тебя, прости, ну не живётся.

За тобой последую по картам,

Глобусам, обваленным дорогам,

Снежным январям, весенним мартам.

По твоим желаньям и тревогам.

О тебе лишь мне ночами снится,

О тебе лишь на душе поётся,

По твоим глазам, и по ресницам

Мне теперь отчаянно живется.

***

Ты настойчиво, но небрежно собирала его по частям,

По кусочкам воспоминаний, по улыбкам и по глазам,

По затянутым длинным ссорам с тем, кто был у тебя в судьбе,

По мгновеньям счастливым, до боли сохраняя его везде.

Ты усердно, но очень нежно берегла его от других,

Нарисованный перманентом он хранился в глазах твоих,

Образ, голос, черты и жесты ты отчаянно стерегла,

От чужих его скрыть пытаясь, от себя не уберегла.

Что таить, он же принт под кожей, он навечно в твоей крови,

Не любим он тобой… Но все же - нет аналогов той любви.

И тебе остается ночью, в очень нежных глубоких снах,

Вспоминать о его дыханье и мечтать о его губах.

***

Он родной, дорогой, он мойный, он единственный – добела,

Нежно-грубый, прохладно-знойный бес, имеющий два крыла,

Взгляд пронзительный, раскаленный, а на ощупь – восточный шелк,

До безумия покоренный, непокорный строптивый волк.

Он безудержный и влюбленный, он любимый и видит Бог –

Сделал он меня окрылённой, как никто б никогда не смог.

***

Вот осень пришла со своей вальяжной походкой,

Собой заслонила блестевшие в окнах лучи.

Ты с осенью этой вошел. Стал дождливой находкой.

И забрал души моей поржавевшие ключи.

Ты лил с небес, бездушно и жестоко

Ты был спасеньем и губил пленя,

Моих желаний странная дорога

Вела меня сквозь дождь – в огонь маня.

Ты ливень мой. Ты даришь это счастье.

Ты мой прохожий и случайный гость.

Останешься следами на запястьях.

Мой самый огненный и нежеланный дождь.

***

Ты любила его закаты, ты дышала его дыханьем,

Он бесстыже вливался в вены, но любил не твои дожди.

Словно плитка шоколада, он как вкус на губах остался,

Расширяя твое пространство, тихо, медленно уходил...

Ты кричала его молчаньем. Улыбалась и умирала.

Ты сгорала и упивалась этим чувством – до боли в кровь.

Нет, ты помощи не искала. И забыть его не пыталась.

Это чувство превыше мира. Называют его - ЛЮБОВЬ.

***

Ты все когда-нибудь, наверное, поймешь,

Ты где-то будешь благодарен, может,

Ты слишком был со мной неосторожен,

Того, что было, поверь мне, не вернешь,

Меня когда-нибудь, наверное, простишь,

За то, что вовремя тебе не объяснила…

За то, что «НАС», увы, не полюбила,

Прости за то, что ты сейчас не спишь…

Когда-нибудь ты станешь забывать

Все то, что так сейчас волнует душу,

Когда-то был ты необъятно нужен,

Но не смогла тебя своим назвать.

***

Я упиваюсь свободой своей, как над пропастью перелёт,

Разнообразием собственных дней я в жизнь совершаю полёт.

Я просто дышу и живу для себя, не строя замков из грез,

Но нет большего счастья сейчас для меня, чем запах твоих волос.

***

На пламя твое летела,

Безвольно тебе хотела

Отдаться душой и телом

Наощупь и невпопад.

Забыв о себе всецело,

Я, видимо, не успела,

Вернее, я не хотела

Понять, что пора назад.

Но если бы все пророки,

И всевозможные боги

Сказали, что «нет дороги,

Там плохо и душно – ад.

С тебя этих чувств довольно,

Тебе самой будет больно»,

Я в сотый раз поневоле

Летела б к тебе наугад.

***

Счастье – когда не нужно другой одежды,

Всю жизнь бы ходить в его рубашке.

Рано вставать на работу, как прежде,

Только заваривать кофе уже две чашки.

Счастье – когда после «Самой Лучшей» работы

Спешишь быстро домой, чтоб залезть в его тапочки.

Когда ваши совершенно разные зубные щетки,

Стоят вместе, в ванной, в одном стаканчике.

***

Он глядел не в глаза, а в душу.

Нет, не знал – он предвидел боль.

Ее прочную жизнь руша,

Говорил он: «один: ноль».

Она стала для него раем,

Её взгляд стал необходим,

Его осень сменяя маем,

Улыбалась: «один: один».

Не заметили, заигрались,

Не почуяли, что беда,

В эстафете их отражаясь,

Разлучила их навсегда.

***

Смытый образ, знакомый запах, что-то чудится вдалеке,

Он же клялся, что будет рядом, ее родинкой на руке.

Краски серы, волнами смыло то, что было, и «может быть».

Улыбается торопливо, так и не научилась ныть.

Тот же город, все те же люди, тот же свет и всё та же мгла,

Берегла, стерегла, пыталась, только видимо не смогла.

Заключенный в его ресницах мир потоплен, идёт ко дну.

Ей бы руки его… руками. Можно даже хотя б одну.

***

У меня все те же с орехом конфеты,

С тем же светлым и холодным чаем.

Не тебе посвящаю грядущее лето,

По рукам твоим не скучаю.

У меня те же песни звучат в машине,

Та же скорость меня по дорогам качает.

Улыбаюсь, как прежде. Только фальшиво.

И никто этого не замечает.

У меня впереди «счастливые» годы

Разных игр и всяческих мимик-масок.

Не срослось у нас. Ты не моей породы.

Человек – не в тон моих красок.