Ирэн Тасалова. Русскоязычная поэзия Азербайджана













Ирэн Тасалова (Тасалова Ирина Сергеевна)


Родилась в Баку в 1984 году. По образованию филолог и коррекционный педагог-психолог. Училась в Украине.

Долгое время работала в Иране и Турции. Отсюда знание языков и любовь к персидской и тюркской поэзии.

Дебютировала, как автор, в 2001-ом году в альманахе «Содружество» под редакцией М.Шафиева. Потом был долгий период «молчания». Новым витком развития творчества можно назвать участие в литературном проекте «Сёз» под руководством Н. Гасанзаде.

Сейчас снова в свободном плавании. Не примыкаю ни к какой литературной группе, организации.

Наравне со своим творчеством занимаюсь также переводами поэзии классиков и современников азербайджанской литературы. Среди них такие имена, как Насими, Физули, Вахид, М.Мушфиг, Г.Джавид, Г.Ариф и другие.

Поэтом себя называть не спешу. Это дело весьма ответственное. Предпочитаю скромное звание – «Сочинитель».


***

( «Посвящение М. Цветаевой» )

Живи во мне, крылатая Марина,

Надрывом в сердце! Вытекай из вен.

Мне все равно, петля иль гильотина,

Мне все одно, свобода или плен.

Мой город, как и твой окутан ночью.

Душа изломана, измолота в муку.

Дышу пока. Живу, хотя нет мочи,

И правду говорю, как на духу,

И лгу, как на духу в исповедальне.

Я -- грешница, и шрамы на руках.

Но снова вскрою вены в синей спальне,

Пусть хлещет не остановимо жизнь в стихах.

Пусть изольётся вся и без остатка!

Я упаду без чувств, не устою.

А ты коснись крылом меня, крылатка,

И не для встреч проснись со мной в Раю.

Пусть смертный грех - великая гордыня,

Со всей небесной болью и мирской,

Живи во мне, святи меня, Марина,

Рукой своей и песней, и тоской!

***

А мне в ночной тиши покоя нет,

Мне слышен гул несущихся комет,

И шёпот душ, оторванных от тел,

Тех, кто родиться снова не сумел.

Пока же мир объят осенним сном,

Я слышу шелест клёнов под окном

И птаху, что поёт на странный лад,

Когда в ночи другие птицы спят.

Я слышу голос моря до зари,

Как Гилавар встречается с Хазри.

Там солнце обжигает гладкость вод

И в пурпур одевает небосвод.

Все снова повторяется точь-в-точь,

Рождая утро, умирает ночь.

И саваном ей розовый песок

Расстелен ветром небу поперёк.

Мне б в этот час уснуть и крепко спать,

Но снова на столе моём тетрадь,

И слышу я в таинственной тиши,

Как точит Бог мои карандаши.

*** ( Из «Киевского цикла» )

Утро вербное на Андреевском,

Солнца луч на подталый снег,

Прошлогодней пшеницей с вереском

Нитью связаны в оберег.

Купола у церквей блестящие

Да кресты в голубую даль.

Что мне дело до настоящего?

Отпускаю его печаль.

Я на этой земле крещёная,

Возвращаюсь теперь назад.

Смотрят голуби удивленные

На людей бесконечный ряд.

Словно черти из тихой заводи

В божью вотчину по пути.

Только ангел сидит на паперти

И никак не рискнёт войти.

Кину нищему в кружку мелочи,

Бренной бытности суета.

Помолиться бы, как умеючи,

В дыме ладана у креста.

Поклониться бы Богородице

В сонной храмовой тишине.

Непорочная пусть помолится

Перед Господом обо мне.

Час за часом течёт размеренно,

Догорит благодатный день.

Плащаницею туч расстеленной

Двор церковный укроет тень.

Как знамение душам страждущим,

Точно с вечностью в унисон,

Оглушающий, очищающий

Колокольный вечерний звон...

( Из «Московского цикла» )

За окном Москва белокаменная

И блестят купола церквей.

Где-то бродит весна неприкаянная

И не шлёт про себя вестей.

Не торопится, где-то мается,

Вновь зиме отмеряя срок.

Тщетно кличу: «Моя красавица!»

И касаясь холодных щёк,

Так мне хочется, чтобы оттепель

Смыла зимнего сна печаль.

Руки зябнут. Ветра юродивы.

Упокоен лежит февраль.

Март посыпан мукою блинною,

Резв и весел, хоть седовлас.

Машет шапкою соболиной,

В кутежи зазывая нас.

Хлещет лошадь прутом березовым

На безудержьи площадей.

— Где ты, дева простоволосая?

Я ищу тебя средь людей,

Средь теней, под снежинок кружевом,

На другой стороне зари

И, укутанна пледом плюшевым,

Тихо жду у своей двери...

***

Закаты, рассветы...картинки цветные

Несутся одна за другой,

А мы с тобой – будто мосты разводные

Над заледенелой Невой.

Как ржавые сваи измученной стали,

И вместе, и разделены.

Ах, если б и нас разводить перестали,

Хотя б до весны ...

***

«Вариация на тему «Демон» Врубеля»

У алой кромки небосклона,

У смертного одра зари,

Сложив победные знамёна,

Стояли павшие цари -

Хранители эпох ушедших

И памяти былых времён.

Среди покоя не нашедших

В одном ряду теснился он.

Но как от всех он был отличен!

Весь в серебре младой луны,

Поистине красой девичьей

Черты его были полны.

А локоны чернее смоли,

Как змеи, вились по груди.

И стан его был тонок, строен-

Вовеки глаз не отвести.

Из бронзы Персии отлитый,

Не помня суеты земной,

Величественный, словно идол,

Сиял до чресел наготой.

И вдруг взметнулся,словно ворон,

Стрелою, пущенною ввысь.

Распались облаков узоры,

Туманом серым расплылись.

***

Я уеду в Тегеран...

Сколько в сердце рваных ран!

Я их все чадрой прикрою,

Спрячу боль под паранджою,

Тут и так кругом обман.

Я уеду в Тегеран...

Сменю Веру на Иман.

В Мире всюду лицемерье,

Мракобесье, суеверье,-

Людям ум напрасно дан.

Я уеду в Тегеран...

Где халяль, а где харам,

Без ста грамм не разберешься.

Хорошо, коль не напьешься.

Всюду смута, тут и там.

Я уеду в Тегеран...

У меня на то свой план:

Пыльным смогом отравиться ,

Раз вдохнуть - навек забыться.

Здравствуй, славный Гюлистан!

Я уеду в Тегеран.

***

Разбито сердце. Вот уж скоро год

Оно лишь тихо стонет, не поёт.

О, что с тобою мне поделать, сердце?

Коль прежних ты уже не помнишь нот.

Прохладна ночь. И месяц молодой

Задел макушку ели вековой.

В ветвях мохнатых так легко согреться,

Он в небо ветку тянет за собой.

С рассветом песнь заводит соловей,

Нет в мире утром песни красивей.

Но стоит солнцу в облаках зардеться,

Он умолкает о любви своей.

А на закате снова трель слышна.

Прохладна ночь в июле и нежна.

Там месяц юн - глядеть, не наглядеться,

И я в своей тоске отражена.

Я океан. Не переплыть меня, нет, лишь утонуть.

Нет, не испить меня - только хлебнуть чуть-чуть.

Горло сожгу солью семи морей.

Сколько в штормах моих сгинуло кораблей...

И не протянешь через меня мосты,

Цвет мой от бирюзы и до черноты.

Сколько секретов может хранить вода?-

Спят под водой моей целые города.

Сколько во мне упавших холодных звёзд.

Скольким я дом, а скольким еще - погост.

Нет меня глубже, нет меня холодней.

Сколько во мне таится морских чертей...

Сколько во мне таится морских богов...

Сколько во мне таинственных островов...

Сколько во мне течений, сколько во мне скал.

Нет никого, кто бы все до одной их знал.

Мраморных волн величественен размах...

Можешь ли ты океан удержать в руках?

***

«Зеркальная газель 2019» ( Подражание Насими)

На исход отправлялся день, день отправился на исход.

Небосвод зажег сотни звёзд, сотни звёзд зажег небосвод.

Лишь луна одна в небесах, в небесах одна лишь луна.

Как струна звенит тишина, тишина звенит, как струна.

Свысока глядит Водолей, Водолей* глядит свысока.

Облака плетут кружева, кружева плетут облака.

Не могу я в ночи уснуть, я уснуть в ночи не могу.

Мотыльку я зажгу свечу, я свечу зажгу мотыльку.

Мне не жаль его нежных крыл, нежных крыл его мне не жаль.

И печаль во мне и тоска, и тоска во мне и печаль.

Соловьи в садах не поют, не поют в садах соловьи.

Нет любви моей у меня, у меня моей нет любви.

_______________________________________________

*созвездие «Водолей» лучше всего видно в августе-сентябре - намёк на время года .

***

Похорони меня в гранатовом саду,

Чтоб был весь мир о том ни сном, ни духом.

Пусть станет мне земля лебяжьим пухом,

Когда от всех я в мир иной уйду.

Пусть будет мне надгробием гранат

Под вечно голубыми небесами.

Я после возвращусь его плодами

И одарю всех тех, кто был мне рад.

Пусть сладостью вкусят меня в вине

Кроваво красном, что пьянит не сразу,

Я вечное дитя земель Кавказа,

Пусть в час застолья вспомнят обо мне,

Когда от всех я в мир иной уйду,

И возродившись, повторюсь стократно.

Прошу тебя, мне будет так приятно,

Похорони меня в гранатовом саду...