ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ, ВОСХОДЯЩИЕ К ЛИТЕРАТУРНЫМ ПРОИЗВЕДЕНИЯМ И ПОСЛОВИЦАМ

 

Я.В. Рамазанова,

доктор философии по филологическим наукам

Бакинский славянский университет

 

 

 

 

 

Особое место в системе русской фразеологии занимают выражения, восходящие к литературным произведениям. Эти фразеологизмы также распадаются на две части. Одну часть составляют единицы, связанные с произведениями русской литературы. Вторую – выражения, ставшие употребительными после знакомства с мировой литературой.

К русской литературе восходят фразеологизмы двадцать два несчастья (А.П.Чехов), да здравствует солнце, да скроется тьмадела давно минувших дней, преданья старины глубокой, дух отрицанья, дух сомненья (А.С.Пушкин),законы святы, но исполнители лихие супостаты (В.В.Капнист),  а Васька слушает да ест, а ларчик просто открывался,от радости в зобу дыханье сперло (И.А.Крылов), заткни фонтан (Козьма Прутков), дубина народной войны (Л.Н.Толстой), кисейная барышня (Н.Г.Помяловский), и др.

В русском языке много фразеологических единиц из произведений западноевропейской литературы. Например, широко употребительны такие выражения, как архитектура – застывшая музыка (И.Ф.Гете), буржуазные предрассудки (К.Маркс, Ф.Энгельс), гвардия умирает, но не сдается (генерал Камбронн), гадкий утенок (Г.Х.Андерсен), званый вечер с итальянцами (Ж.Оффенбах), избави меня боже от друзей, а с врагами я сам справлюсь (Вольтер), ничто не возникает из ничего (Лукреций), чудовище с зелеными глазами (В.Шекспир) и многие другие. Раскрывая значение этих фразеологических единиц, мы обязательно восстанавливаем тот литературно-художественный контекст, в котором они возникли. Таким образом, анализ этой части русской фразеологии служит непосредственным введением в историю мировой литературы и художественной культуры.

Широко употребительно в русском языке выражение как хороши, как свежи были розы. В Словаре Н.С.Ашукина и М.Г.Ашукиной читаем: «Эта строка из стихотворения И.П.Мятлева (1796-1844) «Розы» (1844) несколько раз повторяется в стихотворении в прозе И.С.Тургенева, озаглавленном этим же стихом (1882). Тема стихотворения в прозе Тургенева – грусть при воспоминаниях о давно прошедшей юности. Фраза «Как хороши, как свежи были розы», популяризированная Тургеневым, стала крылатой и употребляется, когда с грустью вспоминают о чем-нибудь радостном, светлом, но давно прошедшем»[1].

Изучение фразеологии русского языка  включает и паремиологию - русские пословицы и поговорки. Можно взять за основу сборник В.И.Даля «Пословицы русского народа». В этом сборнике пословицы представлены в систематизированном виде, по разным тематическим группам.

Анализу пословиц должно предшествовать некоторое теоретическое введение. Так, необходимо остановиться на различии между собственно фразеологическими единицами языка и пословицами как фольклорными единицами, выражающими опыт народа в различных областях. В основе пословицы лежит определенное суждение, высказывание, мысль о том или ином фрагменте историко-культурного опыта народа.

Здесь следует остановиться на различиях в способе выражения национального опыта в структуре фразеологизма и пословицы. Так, в структуре фразеологизма национальный опыт представлен не в развернутом виде, что делает необходимым, во-первых, анализ фразеологизма в конфигурации с окружением, во-вторых, интерпретацию его в контексте. Пословица не требует интерпретации, поскольку она закончена как в семантическом, так и в структурном отношении. Другое дело, что пословица может иметь и буквальный, и переносный план.

В азербайджанской аудитории русские пословицы также могут соотноситься с азербайджанскими. В этих целях можно использовать словарь И.Г.Гамидова«Философия грамматики афоризмов и пословиц».  Словарь, помимо всего прочего, удобен тем, что азербайджанско-русская часть в нем дополняется русско-азербайджанской. Например, в азербайджанско-русской части представлено 55 пословиц с центральным компонентом adam. В совокупности они представляют различные стороны азербайджанского национального опыта о человеке. Каждая азербайджанская пословица сопровождается целым рядом идентичных  по смыслу русских пословиц. Например, adam ac olanda pendir-çörək də ləzizdir – голодный откусил бы и от камня; голодному Федоту и репа в охоту; голодному Федоту и пустые щи в охоту; adam adam sayəsində adam olar – через людей в люди выходят; человек человеком держится; человек человеком держится, как дерево корнем; adam adamın rəhmani, adam adamın şeytanı – человек человеку друг, человек человеку и смертельный враг; с другом держись, а как недруга берегись; бойся друга как врага; с другом дружись, а сам не плошись;  adam ağır zəhmətlə alim olur – идти в науку терпеть муки; без муки нет науки; наука не пиво, в рот не вольешь; adam bilmir hansı saz ilə oynasın – не знаешь, какому святому молиться; под всяку песню не подпляшешь, под всяки нравы не подладишь; adam dilindən bəlaya düşər – все беды человека от языка; беда на голову с языка валится, adam gedər, adı qalar (igid ölər, adı qalar) – доброму человеку добрая и память; доброму Савве добрая и слава; adam qərək imama da ağlasın, yezidə də - говори на вояка, говори (рассуди) и по вояку; не все на вояка, что и по вояку;adam gözləməklə səbirli olur – на хотенье есть терпенье; терпение дает умение; подождем, так что-нибудь да выждем[2] и т.д.

Сопоставительный анализ приведенных пословиц позволяет выделить аспекты опыта, зафиксированного национальным мышлением. Каждая пословица отражает мир, знакомый этносу. Например, в азербайджанской пословице стандартом для полуголодного существования оказывается хлеб с сыром (adam ac olanda pendir-çörək də ləzizdir), хотя само по себе наличие хлеба уже отрицает голод (да еще и с сыром). Это подтверждает то обстоятельство, что в азербайджанском языке хлеб вообще выступает символом благополучия. Ср. əli çörəyə çatmaq.

В русском языке эквивалентом этих символов выступают пустые щи и репа. Конечно, наибольшей экспрессивностью в этом ряду выступает пословица голодный откусил бы и от камня. В структуре этой пословицы символ камня олицетворяет именно возможность невозможного. От камня откусить невозможно, но настолько голоден, что откусил бы. Существует азербайджанская пословица с символом камня, но она более реальна. Например, daşdan yumşaq nə olsa yeyər. Экспрессия невозможного присутствует и здесь, так как в действительности существует немало вещей мягче камня, но все же несъедобных. Таким образом, и здесь камень остается символом самого несъедобного.

Связь человека с человеком носит универсальный характер. Человек представляет собой общественное существо, которое неспособно выжить в одиночку и всегда жило в обществе. Эта мысль находит выражение и в русском, и в азербайджанском языке:  adam adam sayəsində adam olar – через людей в люди выходят; человек человеком держится; человек человеком держится, как дерево корнем.

Опыт народа носит всесторонний характер, в нем зафиксировано всё – и хорошее, и плохое. Так, наряду с приведенными пословицами о невозможности стать человеком без помощи других людей, в обоих языках существуют пословицы, предостерегающие человека от опасности, грозящей от другого человека. Например, adam adamın rəhmani, adam adamın şeytanı – человек человеку друг, человек человеку и смертельный враг; с другом держись, а как недруга берегись; бойся друга как врага; с другом дружись, а сам не плошись.

Здесь мы имеем возможность наблюдать одну из характернейших особенностей паремиологических (пословичных) систем всех языков. Пословицы отражают народный опыт, накопленный веками. Всякое явление находит в нем не одностороннее, а диалектически сложное выражение. Поэтому неправомерно делать категоричные выводы о положительной или отрицательной оценке того или иного явления, опираясь на фрагмент национального опыта. Пословицы всегда предполагают системное изучение. Иногда антонимическое представление о явлении отражено в структуре одной и той же пословицы. Например, сahil ilə bal yemə.aqil ilə daş daşı. – лучше с умным в аду жить, чем с глупым в раю.

Обращает на себя внимание всестороннее выражение народного опыта в предметном отношении. Например, идея о том, что каждый должен дружить сравными себе, находит в русском языке отражение в нескольких пословицах, которые строится на различных образах. Например, вяжись лычко с лычком, ремешок с ремешком; лычко с ремешком не связывайся; чешись конь с конем, вол с волом, а свинья с углом; гусь свинье не товарищ; сапог лаптю не брат (не чета); горшок чугуну (котлу) не товарищ; не нашему брату чета; мил черт одному сатане.  В структуре этих пословиц отражены ремесла, различные животные, обувь, посуда/утварь, и даже религиозные представления. Это еще раз свидетельствует о том, что пословицы строятся на повседневном опыте народа, особенностях быта и повседневной жизни. Пословицы вырастают из того, что людям хорошо известно. Поэтому народ не удовлетворяется сказанным однажды, он повторяет то же самое, но в другом отношении, на других примерах, и таким образом высказанная мысль проникает во все стороны жизни, охватывает ее целиком. Это вовсе не формальное свойство, т.е. это не игра. Напротив, всесторонность в данном случае имеет очень большое значение. Она призвана убедить нас в том, что назидание носит не случайный характер, оно касается не только тех предметов, которые отражены в данной конкретной пословице, а характеризуют жизнь вообще. Эта особенность делает пословицу исторически афористическим механизмом, когда народная мысль отвлекается от конкретных предметов и явлений, названия которых представлены в пословицах, и понимает, что речь идет о любой идентичной ситуации. Например, пословица сапог лаптю не товарищ строится на образах сапога и лаптя, но афористичность содержания делает высказывание просто семантической схемой, применимой в любой ситуации.

В русском языке пословицы служат материальной базой для образования собственно фразеологических единиц. Например, фразеологизм сам черт не разберет восходит к пословице и медведь ревет, и корова ревет, сам черт не разберет, кто кого дерет. Фразеологизм держи язык за зубами – ешь пирог с грибами, а язык держи за зубами.

Фразеология русского языка представляет собой уникальный материал для изучения. Невозможно изучить язык, не затрагивая на самом серьезном уровне его фразеологию. Фразеология многолика и всеохватна. Изучая фразеологию русского языка, мы познаем не только различные способы означивания, наименования, но проникаем в глубинные пласты народной мысли. В этой области представлена очевидная связь языка и мышления.

Изучение фразеологии особенно актуально на современном этапе, когда принципы когнитивизма составляют фундамент всех гуманитарных наук. Фразеология демонстрирует своеобразие национального мышления, анализируемого в когнитивном плане.

 

 

 

Литература

  1. Гамидов И.Г. Философия грамматики афоризмов и пословиц. Баку: Сабах, 2001.

  2. Гусейнов Ф.Г. Русская фразеология. Баку: Издание АГУ, 1977.

  3. Жуков В.П. Русская фразеология. М.: Высшая школа, 1986.

  4. Мамедли А.М. Лексика современного русского языка. Фразеологическая единица. Баку: АПИРЯЛ им. М.Ф.Ахундова, 1998.

  5. Тагиев М.Т. Русско- азербайджанский фразеологический словарь. Баку: Маариф,1974.

 

 

 

[1]Ашукин Н.С., Ашукина М.Г. Крылатые слова. М.: 1960, с.277.

 

[2]Həmidov İ., Axundov B., Həmidova L. Azərbaycanca-rusca, rusca-azərbaycanca atalar sözləri və zərbi-məsəllər lüğəti.Bakı: Təhsil, 2009, s. 20. 

 

 

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Please reload