ЯЗЫКОВАЯ КАРТИНА МИРА МОЛОКАН-СТАРООБРЯДЦЕВ АЗЕРБАЙДЖАНА

08.04.2019

 

Г.Д.Удалых

докт. филол. наук, проф.

 БСУ

 

 

 

 

 

Территориальные диалекты являются одной из форм существования национального языка и средством общения определенной части языкового сообщества. Результаты исследований, посвященных системной организации лексики народных говоров, доказывают, что состав разнообразных лексико-семантических групп оказывается специфичным в каждом территориальном диалекте и отражает особенности языковой сегментации действительности (1, с. 91), в связи с чем говорят о региональной языковой картине мира как варианте диалектной картины мира.

В статье рассмотрены существительные, сохранившие свою внутреннюю форму и словообразовательную мотивированность в языке носителей островного говора молокан-старообрядцев Азербайджана.

Молокане – одна из христианских общин, возникшая в России в XVIII в. Молоканское движение явилось одним из направлений духовного христианства, истоки которого идут от учения Иисуса Христа и его апостолов, отрицающих ветхозаветные обряды и доказывающих их ненужность. Духовные христиане молокане признают Библию, ассоциирующуюся с «духовным млеком», которым «окормляется» человеческая душа. Отсюда, по одной из версий, происходит слово «молокане». Общины духовных христиан молокан первоначально были созданы в Тамбовской, а затем в Воронежской, Саратовской и Астраханской губерниях; несколько позже молоканское движение охватило и другие губернии центральной части России.  Массовое развитие молоканского движения в конце XVIII в. было обусловлено недовольством крестьянства своим положением в крепостническом обществе. Крестьяне были убеждены, что православные церкви, являющиеся оплотом светской власти, не служат простому народу. Молоканские проповедники умело толковали Священное писание, доходчиво объясняя крестьянам, как надо жить по заветам Иисуса Христа.

В Российской империи молоканская община, как старообрядчество, была отнесена к особым сектам еретического характера. При Екатерине II молокан стали массово высылать на южные окраины, в основном в Таврическую и Бессарабскую губернии. При царе Александре I в 1805 г. молоканам была предоставлена свобода вероисповедания, в связи с чем в центральных регионах России молоканское движение начало возрождаться и приобретать массовый характер. При царе Николае I по просьбе Святейшего Синода началось изгнание молокан на дальние окраины, больше в Закавказье (12).

Первое переселение молокан в Азербайджан произошло в 1834году. По историческим  свидетельствам (Записки Кавказского императорского русского географического общества. Кн.22. Тифлис, 1903)в Закавказье переехали  молокане из Оренбургской, Саратовской, Владимирской, Таврической губернии, а также из Бессарабской губернии и Кишинева (1835-1839гг.). Во время второго переселения молокан в Азербайджан (1840-1843 гг.) переселенцамистали казаки Войска Донского, высланные по суду за молоканскую веру.

После отмены крепостного права в России в 1861 г. уже не было массового перехода крестьян из православия в молоканство; прекратилось жесткое притеснение молокан и групповое их выселение на окраины Российской империи.

На территории Азербайджана молокане жили изолированно, придерживаясь традиционного образа жизни: это  стало для переселенцев целью адаптации к окружающей среде. Иноязычное окружение позволило им, с одной стороны, сохранить свой говор; с другой, будучи представителями разных губерний России и находясь в смешанном поселении, молокане переняли особенности говоров других местностей. В связи с этим наблюдается своеобразие языковой картины мира носителей островного говора: она складывается на достаточно замкнутом диалектном коллективе иотражает прежде всего сложившиеся особенности уклада и быта носителей диалекта.

Выбор имен существительных в качестве материала для анализа позволяет, с одной стороны, выявить предмет обозначения, что свидетельствует о его значимости для носителей языка; с другой стороны, дает возможность выявить принципы его номинации и оценки с точки зрения носителя языка. Обращение к имени объясняется тем, что оно является не только центром словесной деятельности, но и обладает способностью к наиболее четкому членению действительности. В качестве источников использовались материалы «Лексикона русского островного говора Азербайджана» (2) и «Словарь русского островного говора Азербайджана» (3).

Внимание лингвистов долгое время привлекает антропологическая лингвистика, которая изучает язык в тесной связи с человеком, его сознанием, мышлением и духовно-практической деятельностью. В любом языке предметы и явления внешнего мира могут интерпретироваться либо через внутреннюю форму слова, сохраняющую в той или иной степени семантическую мотивированность, иличерез систему дефиниций, ассоциативные связи, сочетаемость. При этом разнообразные свойства предметов и явлений внешнего мира актуализируются в тех объектах, которые представляют для человека жизненную или социальную ценность и вовлекаются им в сферу своей познавательной и практической деятельности.

В статье рассматриваются  такие семантические сферы, как «Растительный и животный мир» и «Бытовая реальность». Сфера «Растительный и животный мир» разбита на семантические участки «Лес», «Деревья и кустарники», «Травы и цветы», «Ягоды и грибы», «Поле», «Животные», «Насекомые» и др. Сфера «Бытовая действительность» включает разнообразную лексику, связанную с повседневной жизнедеятельностью человека. Она может быть разбита на такие семантические участки, как «Посуда», «Пища», «Продукты питания», «Одежда», «Обувь», «Рабочие инструменты» и проч.

Интересно отметить, что в отдельных семантических участках этих сфер в качестве базовых используются лексические единицы с обобщенным нерасчлененным значением, например, в сфере «Растительный мир»: «лес» (гай1«роща, небольшой лесок» (3, с.122), ре́дник «редколесье» (3, с.390), сме́сь «смешанный лес» (1, с.389), уйми́ще «большой дремучий лес»(1, с.430);«дерево» (ве́рба«любое дерево» (2, с.64), а также ага́ч 1. Дерево, * азерб. ağac «дерево» (3, с.57);«кустарник» (колю́ка «куст ежевики, колючий кустарник вообще» (3, с.243); «трава» (бри́ца «трава, растение» (1, с.51), бы́лка 2.Травинка, былинка, стебелек (1, с.58); «гриб» (опёнки «любойгриб»(2, с.283), «растение» (стебло́ «стебель» (3, с. 431), ср. сте́бель «растение» в южных русских говорах(10, с.67).Таким образом, мы можем сказать, что носители диалекта во многих случаях не дифференцировали окружающий растительный мир, поскольку природно-климатические условия их проживания отличались от их привычных представлений о деревьях, кустарниках, травах и проч.

В говоре молокан используются названия, дающие общую характеристику лесас точки зрения имеющихся в нем пород деревьев(граби́на 2. Грабовый лесок (3, с.132), веля́стик«лес с преобладанием граба», *азерб vәlәs «граб» (3, с.105),а также названия с семантическим признаком «нерасчлененное множество деревьев»: дубья́ «дубняк, дубовая рощица» (3, с.158); грушо́вня. 4. Лес, в котором много грушевых деревьев (3, с.135); сливо́вня 2. Собир. Несколько сливовых деревьев, растущих вместе; небольшая рощица диких слив(3, с.420); терно́вня 1. Заросли терна(3, с.445).

Для обозначения деревьев, кустарников и трависпользуются лексические единицы немотивированного характера: ср. ва́хта «многолетнее водяное растение семейства кувшинковых с корневищем, укрепляющимся в иле» (3, с.104), название которого является заимствованием из угро-финских языков в значении «кувшинка». На Руси слово известно с XVI века и сохранилось в русском языке из-за широкогоупотребления корневищрастения в пищу(10, с.37-38)[1]; ср. также наименование суре́пка 1. Сорняк (3, с. 436) с затемненной внутренней формой. Значение слова объясняют имеющейся в русских говорах формой сурепый, связанной с архаичным значениемслова свирепый «дикорастущий, сорный» (10, с.75).Другие русские названия сурепки– «свирепа», «свирепица».

Мотивировочный признак сохраняется в смысловой структуре слова как результат мотивации. Наличие мотивированных единиц обусловленоразнообразными отношениями человека с миром реальной действительности через органы зрения, слуха, осязания, обоняния. Люди понимают мир, главным образом, на основании физического, телесного опыта. Физический опыт, основанный на пяти чувствах(слух, зрение, обоняние, осязание и вкус), является тем, что человек воспринимает буквально.Это проявляется, например, в следующих наименованиях, мотивированных:

–осязанием (жа́льница «крапива» (3,c.167); мыльня́нка «многолетнее высокое травянистое растение с бледно-розовыми душистыми цветками»(3, с.291).Корни и корневище мыльнянки содержат хорошо растворимые в воде вещества, способные давать пенящиесярастворы.Получающаяся при растирании корневища в воде обильнаяпена отличается от мыльной, поскольку не содержит щелочи,поэтому в народной практике мыльнянку использовали в качестве аналога мылу (7, с. 215);ка́шка 1. Белый клевер. 2.Тысячелистник.3.Пастушья сумка(3, с.231).По мнению В. А.Меркуловой, кашкой называют те растения или их части, которые при перетирании в руках образуют некое подобие крупы (10, с. 90);

–обонянием (ср. в выражении вонючий я́сень – вид ясеня (3,c.115), где название объясняется сильным характерным запахом листьев; данбарбу́, амбарбу́, апанбарбу́ и апанбурбу́ «сорт белого риса с приятным запахом», *азерб.  әnbәr «аромат» (3, c.62); вильгиджи́р «сорт риса с приятным запахом»(3,c.110);

– вкусом (кисли́ца2. То же, что сумах (3, c.236), где сума́х 1.Барбарис. 2. Плоды барбариса. 3. Порошок из сушеных плодов барбариса, *азерб. sumax(3, c.436); кисли́чка 1. Колючий кустарник. 2. Ягоды этого кустарника (3, c.236); кисли́ца1 и ки́слица «лесная яблоня» (3, с.236); абухара́ и альбухара́. Крупная кисло-сладкая слива. В сушеном виде употребляется в качестве приправы для приготовления ряда блюд, например, плова, *азерб. albuxara(3,c.56); гори́чник «многолетнее травянистое растение семейства зонтичных с желтыми цветами» (3, с.130), в названии которого реализуется дескриптивный признак «горький вкус»;

– слухом (чири́калка «сверчок» (3, с.495); трещо́тка «сорока» (3, с.448);

–зрением(ср. многозначное слово белоголóвник 1.Лечебная трава. 2.Дикая ромашка (3, с.80), в котором ассоциативно обыгрывается окраска цветков; белоли́стка 1. Тополь. 2.Осина (3, с.80), где название мотивировано тем, что нижняя поверхность листьев этих деревьев имеет белесый, седоватый оттенок; заря́нка «стальник полевой (многолетнее травянистое растение с розовыми цветками) (3, с.192), где ассоциация устанавливается по сходству окраски бутонов с цветом зари; в названии зе́лень 1.Травы, употребляемые в пищу (укроп, петрушка, кинза, тархун). 2. Молодые всходы озимых хлебов (3, c.198) ассоциативным является признак «зеленый цвет»; в выражении пурпу́рный мак«сорняк»(3, с.276) ассоциация основывается на ярко-красной окраске растения; наименование красномя́ска «сорт груши с красноватой мякотью» (3, с.253) мотивировано цветом мякоти груши; красной шляпкой гриба мотивировано название краснопёнка «гриб с красной шляпкой» (3, c.253); рыба ря́бушка и рябу́шка «разновидность форели» (3, c.397) названа так из-за «рябой» окраски чешуи; гара́ ага́ч. То же, что дами́р ага́ч, * азерб.qara  «черный»,  ağac  «дерево» (3, с.123); бро́нза 1. Вьющееся растение (3, с.92), в названии которого раскрывается дескриптивный признак «цвет» (растение обладает коричневато-желтыми листьями («под бронзу»);у деревабересто́к «вяз» (3, с.81) кора напоминает бересту из-за серо-белого цвета; бирюза́ «ежевика» (3, с.83) названа так по сине-сизому цвету ягод. Раньше из сухих плодов ежевикисизой  получали фиолетовую краску. Отметим, что цвет в названиях растений нередко подчеркивается как один из самых важных его признаков, и часто внутренняя форма таких наименованийявляется прозрачной.

Использование дикорастущих растений взначительной мере зависит от уровня жизни народа, культурных контактов, традиции, природных условий, религиозных запретов и многих других факторов. Наименования деревьев, кустарников, других видов растительности мотивированы в говоре молокан такими признаками, как:

–размер ( граби́на «граб большого размера» (3, с.132);

– место произрастания (подо́рник«подорожник»(3, с. 349), в названии которого реализуется признак «растущий у дороги»;ср. в следующих наименованиях: дикарёк «лесной сорт груши» (3, с.147),ди́чка «сорт мелкой вишни» (2, с.114),дика́рь «мухомор» (2, с.113), где указывается на мотивировочный признак «лесное (дикое) место произрастания». В некоторых случаях наименования диалектных фитонимов мотивированы названиями конкретных растений, с местами обитания которых совпадает место произрастания другихрастений, например, конопля́нка«съедобная трава» (2, с.204), которая растет среди зарослей конопли;

–время появления илицветения(ср. в названиирастения заря́«лютик»(3, с.192), цветы которого раскрываются на рассвете (вместе с зарей);сентя́брик «комнатный цветок» (2, с.379), распускающийся в сентябре;

– особенности строения стебля или листьев (растение гуси́ные ла́пки «съедобная трава, применяемая также в народной медицине» (3, с.137), имеющее   узорчатые листья, напоминающие по форме гусиные лапы; см. также: лапча́тка «многолетнее травянистое растение семейства розоцветных с цветками золотисто-желтого цвета» (3, с.270), где название дано растению за мягкие, пушистые соцветия, похожие на подушечки лап кошки;растениекудря́шки«растение семейства сложноцветных» (3, c.260) названо так из-за закручивающихся  листочков;травабородáч «разновидность сорной травы» (3, с.89) названа так за опушенность цветоножек(3, с.161); дереве́й «тысячелистник, многолетнее травянистое растение семейства сложноцветных» (3, с.143)отличается жестким одеревеневшим стеблем; у растения мордо́вник «многолетнее травянистое растение семейства сложноцветных с голубоватыми цветками, собранными в крупные соцветия шаровидной формы» (3, с.287) соцветия похожи на голову; растения пы́шник2 «сорняк» (3, с.384) ипушо́к, только ед. Лечебная трава от малярии(3, с.383) имеют пышные листья;в названиикочето́к 2. Стебель травы (любой) (3, с.251)реализуется дескриптивный признак «пушистость» (стебель похож на «драный» хвост петушка); петушками обычно называются растения с голым стеблем и кистью цветов наверху;

– воздействие растения или его применение(девяси́л и девяси́ль «высокий желтый цветок семейства сложноцветных» (3, с.140), в названии которого отразилась магия числа «девять»: предполагалось, что растение излечивает от девяти недугов (10, с.104); люби́стика«белый полевой цветок»(3, с.274), который, по народным представлениям, может вызывать симпатию к кому-либо; зýбник «цикорий полевой» (3, с.201), которым лечат или с помощью которого «заговаривают» зубы;бедрене́ц «растение с белыми цветками, применяемое в народной медицине» (3, с.37). Это растение обладает тонизирующими свойствами и с древних времен употреблялось как лекарственное. Название связывают с  праслав. *bedrьnь  с корнем *bedr-  «сила, здоровье, бодрость» (10, с. 66);

– указание на форму через другое наименование; сопоставление  (ср. в названии карто́шка 1.Георгин.2.Пион(3, с.227), где сходство устанавливается на основе похожести клубней растенийна картофелину; растение напёрсток «колокольчик» (2, с.263) названо так по форме венчика цветка;растению бара́шка, чаще множ. Лютик(3, с.73)мелкие листочкипридают своеобразный «кучерявый», как у бараньей шерсти, вид; растение огуре́чки, только множ. Тюльпаны(3, с.313) названо так потому, что продолговатыйцветок тюльпананапоминаетпо формеогурец;

– качество или свойство (в названиях молоча́йник «молочай» (3, с.286) и молока́нка «молочай» (3, с.286)актуализируется способность растения выделять на срезе белый сок, похожий  по цвету на молоко; дерево дами́р ага́ч, только ед. «железное дерево» (3, с.138) названо так из-за прочной древесины, не тонущей в воде.

Нередковнаименованиях растений актуализируется признак «колючесть», например, в выражении ко́лкая расстилу́ха «ежевика» (3, с.242)эпитет связан со значением глагола «колоть»; у растения держиде́рево «разновидность кустарника» (3, с.143), имеющего колючие листья,в названии выделяется дескриптивный признак «цепкость». В названиях растений выделяется также такой признак, как «наличие шипов»: тата́рник «репейник, высокое многолетнее травянистое растение семейства розоцветных с лилово-розовыми цветами» (3, с. 443). Здесь наименование татарник используется не для выражения отрицательной оценки:растение тата́рин «чертополох всех видов» (10, с.99) имеетна листьяхшипы.Конкретные этнические особенности в данном случае не подвергаются номинативной обработке, а основой для семантической деривации становятся признаки «опасный», «вредный», «неприятный», вытекающие из оппозиции «свой–чужой» в языковом сознании русского человека. Ср. примеры вроде рус. костр. татарская ива«ива, с которой не дерется кора», а также нем. Tatárennachricht («татарское известие») <страшное известие, ужасы>, в которых опорное слово читается в прямом смысле, а определение в переносном: ива – но особая («татарская» = не идущая «в дело») (5).Можно предположить, что название «татарник» растение получило по характерным местам обитания – заброшенным полям, мусорным и сорным местам, обочинам дорог, нередко среди старых развалин. В народной памяти подобные места ассоциировались с набегами кочевников, с запустением, возникающим после войны (5, с.58).

Существует также мнение о том, что цветок татарника (ярко-малиновый веник) напоминает татарский национальный головной убор (9, с 178).

Мотивировочные признаки, лежащие в основе номинации растений, сближаются с базовыми категориями когнитивной лингвистики: категорией пространства, категорией оценки, категорией времени, цвета, размера, формы и т.д.В процессе коммуникативной деятельности носитель языка познает окружающиймир и преображает существующую в сознанииязыковую картину мира, вводя новую – метафорическую – категоризацию впредставление уже известных и новых феноменов при помощи метафор.Исследования, описывающие метафорическое мировидение в русских диалектах, немногочисленны (см. 6, 8, 11).

В говоре молокан выделяется ряд метафор, служащих основанием для создания метафорических моделей, с помощью которых носители говора членят, структурируют и оценивают окружающую действительность. Метафорическая модель – это исходный образец плюс множество метафор, которые могут выступать как возможные замещения этого образца. Условно обозначим метафорические модели (в дальнейшем: ММ) как биоморфные, которые будут включать в себя антропоморфные (соматические) метафоры, образованные от названий частей тела человека; зооморфные, в основе которых лежат наименования животных, птиц, насекомых; и фитоморфные, берущие начало от названий растений и их плодов. Подобная дифференциация биоморфной метафоры используется многими современными лингвистами (4, с.6–8).

Вкачестве когнитивных источников смыслов для метафоризации используются концепты названных выше семантических сфер «Человек» («анатомия», «физиология», «семья»и др.), «Бытовая действительность» («домашняя утварь», «инструменты», «постройки» и др.) и «Растительный и животный мир»(«животные», «насекомые», «птицы», «растения»  и др.).

Лексико-семантической системе русских островных говоров Азербайджана свойственны те же модели субстантивной метафоризации,что и литературному языку: животное → человек, предмет →человек, животное → предмет, предмет → животное, предмет →предмет. В результате метафоризации образуются новые собственнономинативные и образно-экспрессивные значения.

Антропоморфность определяют как основной принцип метафорической номинации объектов, объясняя это особенностями когнитивных процессов в сфере чувственно воспринимаемого: человеку проще понимать, объяснять и оценивать объекты, сопоставляя их с самим собой.Для антропоморфных ММ (1) сферой-источником является анатомия и физиология человеческого тела, а также отдельные его части, органы и совершаемые им действия. Подобные ММ реализуются в такой семантической сфере, как «Бытовая действительность». Например, молокане называют долгору́ком «деревянный ковш с длинной ручкой (3, с.153), долгоше́йником «кувшин с длинным горлом» (3, с.153), макýшечкой «висячую петлю» (3, с.276), малы́шкой «рыболовную сеть в виде зонта» (3, с.277); ручни́к 1.Молоток. 2.Ручка топора (3, с.396); ручо́к «длинная палка для доставания воды из колодца» (3, с.396);диафра́гма «перегородка в улье» (32, с.147);двуру́шник «рубанок, которым работают сразу два человека» (3, с.140);князёк 1.Навес над дверью дома длиной 50 см. 2. Часть речной трубы, проходящая под потолком (3, с.239); у́шки1.Ручки (котла и другой домашней утвари). 2.Приспособление для подвешивания (3, с.463); бедуи́н «широкая юбка» (3, с.77), где в названиирепрезентируется дескриптивный признак «бесформенность» –  свойство одеждыжителей пустыни.

Достаточно большое количество антропоморфных ММ используется молоканами в семантической сфере «Растительный и животный мир», например: боя́рыня «боярышник»(3, с.90), ярко-красные плоды которого свисают гроздями и создают иллюзию того, что кустарник, подобно девушке, украшен красными сережками; краснопу́зик «груздь» (3, с.253) назван так за коричневато-красную шляпку; в названии желтопу́зик «иволга» (3, с.169) актуализирован цвет подбрюшка птицы;насекомое долгоно́с «долгоносик» (3, с.152) имеет длинный нос; растение ко́ленцеи коле́нце «травянистое лекарственное растение» (3, с.242) характеризуется суставчатым (узелковым) строением стебля.

Интересно отметить метафорическое отождествление растений с действиями человека: ср. балабо́лка «подснежник» (3, с.70), где метафорический перенос имени обусловлен ассоциативным сходством скорости роста цветов с быстрым распространением слухов, пересудов среди людей. С другой стороны, балаболка (болоболка) в северных говорах обозначает еще, по определению Даля, «то, что болтается, висюлька, подвеска, повислый цветок и т. д.» (Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. Спб., 1863-1866. Т.1, с.104), а также некоторые другие растения, которые содержат в себе сравнение  с бубенцами, шариками, с какими-то качающимися, болтающимися предметами, например, кувшинку (10, с.32). Ср. также: ба́бий ум «растение Gypsophila paniculata, сем. гвоздичных» (2,с. 27), или перекати-поле.В этой номинации, очевидно, представлена стереотипная характеристика женщин: склонность к сплетням, переменчивость в суждениях.

Для фитоморфных ММ(2), которые  могут реализоваться в названных выше семантических сферах, источником является мир растений. Например, капу́стник или капу́стница в значении «медведка» (2, с.183), гру́шка «маленькая печь в предбаннике» (3, с.134).

Сферой-источником зооморфных ММ (3) является широко понимаемый мир животных, включающий рыб, птиц, насекомых, земноводных и другие виды живых существ. Например, название ба́бочкин хлеб  «клевер» (3, с.67) связано с тем, что это растение является прекрасным медоносом и привлекаетнасекомых, в частности, бабочек, своим нектаром; а́истник «растение семейства журавельниковых» (3, с.58) называется так по сходству плода растения сдлинным клювом птицы; название воробе́йник «многолетнее травянистое растение семейства бурачниковых  с желтовато-белыми или фиолетово-синими цветами» (3, с.115)обладает неясной этимологией, но вероятным является предположение, что семена этого растения (блестящие твердые орешки) клюют воробьи и другие птицы. Ср. народные названия этого растения: воробьиное семя, каменное семя, журавлиное семя; кото́вник «многолетнее травянистое растение» (3, с.250)называют также кошачьей мятой, так как растение содержит эфирные масла, придающие ему лимонный запах, и этим привлекает кошек;во́лчник «кустарник семейства волчниковых с розовыми цветами (плод – овальная сочная костянка красного цвета)» (3, с.114);во́лчьиягоды (3, с.114). В этих названиях актуализируется отрицательная оценка волка, в связи с чем  почти все без исключения ядовитые растения носят названия волчьих.

Назовем другие растения, мотивированные названиями птиц: бакла́н. То же, что баклажан (3, с.69); названиями животных:бычи́нник «вид кустарника или дерева, прутья которого используются для парения в бане в качестве веника» (2, с.58); коровя́к «двухлетнее растение с колосовидным золотистым соцветием» (3, с.247) и проч.

Сферой-источником предметных ММ (4) является окружающая действительность: предметы быта, домашняя утварь, орудия труда и др. Возникновение у предмета второго имени может бытьобусловлено различными причинами, из которых наиболее важными являютсяэкспрессия и установка на экономию речевых средств, а также стремление обозначить объект, по тем или иным причинам относящийся к малоосвоенной или не очень близкойчеловеку сферы, используя более простой и близкий образ из хорошо знакомой области.Например: мешо́чек «часть тела пчелы» (3, с.282);ка́мушек в значении «фруктовая косточка» (3, с.221);гнездо́ «осадок старого уксуса» (3, с.126); до́нышко «доска, на которой режут, рубят» (3, с.54);ду́жка в значении «ключица» (3, с.159);занаве́ска и зана́веска «фартук без нагрудника, передник» (3, с.187);кольцо́ «часть косы» (3, с.243);корабли́, только мн. Обувь наподобие калош до щиколоток; калоши (3, с.246), где дескриптивный признак «проходимость» (подобную обувь чаще всего используют при выходе во двор в ненастную погоду или при слякоти); иго́лочка «дверное украшение, врезанное в дверь» (3, с.203); бро́шка «булавка» (3, с.92);ва́та, только ед. Хлопок (3, с.103)и др.

В региональной языковой картине мира отмечаются особенности мышления носителя диалекта:антропоцентризм, привязанность к окружающей среде, природе, высокая степень экспрессивности, образность, являющаяся не только средством характеристики, но и результатом ментальных операций.Наличие своей особой картины мира у молокан-старообрядцев связано с их историей, с особенностями языка, культуры и духовной жизни, бытовым и обрядовым поведением и религиозной практикой, а также с прежними местами проживания.

 

Использованная литература

 

1.Арестова А.А. Языковая картина мира: лингвокультурологические и гендерные особенности. Тамбов: Изд-во ТО- ИПКРО, 2006.

2.Гулиева Л.Г, Гейдарова Э.А. Лексикон русского островного говора Азербайджана. Баку, «Авропа», 2014.

3.Гулиева Л.Г., Мамедбейли  Ф.А. и др. Словарь русского островного говора Азербайджана. Баку, 2005.

4.Байкова Е. В. Биоморфизм как система образного моделирования в культуре. Автореф. дис. …докт. культурол. Саратов, 2011.

5.Березович Е. Л. О явлении лексической ксеномотивации // Вопросы языкознания. 2006. № 6. С. 3–18.

Электронный ресурс:http://www.rastko.rs/projekti/etnoling/delo/11885

6.Иванцова Е.В. Феномен диалектной языковой личности. Томск: ТГУ, 2002.

7.Кузнецова М. А. Сказания о лекарственных растениях.  М.: Высшая школа, 1992.

8.Лютикова В.Д. Языковая личность и идиолект: Монография. Тюмень: Изд-во Тюменского гос. ун-та, 1999.

9. Маккалистер Р. Все о растениях в легендах и мифах. СПб: ООО «СЗКЭО»- «Кристалл», 2007.

10.Меркулова В.А. Очерки по русской народной номенклатуре растений. Травы. Грибы. Ягоды. М.: Наука, 1967.

11.Резанова З.И. Диалектный вариант универсальной метафорической модели «мир – это человек» // Язык и культура в евразийском пространстве: Сборник научных статей XVI Международной научной конференции. Томск: ТГУ, 2003. Раздел II. С. 148-154.

12.Этнокультурные процессы в прошлом и настоящем. М.: Изд-во Московского ун-та, 2012.

 

 

 

[1]Некоторые исследователи  считают, что название растения  вахта мотивировано словом  дежурство, объясняя это следующим образом: «растение вахта имеет крупное соцветие бледно-розовых цветков, которое хорошо заметно в темноте, и тем самым предупреждает путника о топком месте, где растение обычно обитает» (7, с. 61). Однако с этим трудно согласиться.

 

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Please reload