ПОВЕСТЬ Л.Н.ТОЛСТОГО «ДЬЯВОЛ» В ПЕРЕВОДЕ НА АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ ЯЗЫК

 

Ф.Ч.Рзаев,

доктор филологических наук,

профессор кафедры азербайджанской и

мировой литературы Азербайджанского

государственного педагогического университета

 

 

 

 

 

Повесть «Дьявол» была впервые опубликована после смерти писателя в издании «Посмертные художественные произведения Л.Н.Толстого» в 1911 году. Толстой датировал повесть 19 ноября 1898 года. Вся повесть была написана за десять дней. Толстой не считал ее завершенной, не хотел печатать и рукопись спрятал в обшивке кресла в своем кабинете, опасаясь взрыва ревности со стороны жены (1). В повести отразились личные переживания Толстого, связанные с увлечением в молодости яснополянской крестьянкой Аксиньей Базыкиной, а в возрасте 49 лет – кухаркой Домной, с чувством к которой он боролся.

      Сюжетная основа повести отражает реальные события из жизни тульского судебного следователя Н.Н.Фридерихса, который через три месяца после женитьбы на девушке-дворянке убил крестьянку Степаниду Муницину, с которой прежде у него была связь, выстрелом из револьвера. Позже, через два месяца, его самого нашли раздавленным поездом. В Дневнике Толстого повесть называлась «историей Фридерикса».

      В повести «Дьявол» Толстой развил свою излюбленную мысль о нравственной чистоте, как необходимом условии цельности и внутренней свободы человека. Но как бы вопреки тенденциям аскетизма, проявившимся в «Крейцеровой сонате», в «Дьяволе» Толстой с необычайной силой изображает чувственные влечения и страсти, не подвластные человеческой воле. Герой повести Иртенев по личным качествам типичный толстовский герой: искренний, честный, не терпящий никаких компромиссов и сделок со своей совестью, что и обусловило остроту конфликта, завершившегося самоубийством. В то же время в образе Иртенева Толстой рисует человека, которому все предвещает счастливую семейную жизнь. Он женится по любви, и жена его обладает теми идеальными, с точки зрения Толстого, свойствами любящей женщины, которые приносят счастье мужу и семье. Несмотря на все самые благоприятные условия, семейная жизнь героя кончается катастрофой. Все разрушило, свело на нет незначительное, казалось бы, обстоятельство – его связь с крестьянкой Степанидой, которой он не придавал сколько-нибудь серьезного значения, полагая, что это было нужно «не для разврата, а только для здоровья…».

      Герой «Дьявола» становится, как и некоторые герои других повестей писателя, жертвой всеобщего заблуждения. Освобождение от нравственной ответственности порождает раздвоенность Иртенева: его отношения со Степанидой были связью, которую он не хотел признавать, но которая его подчиняла. Внутренняя динамика повести состоит в борьбе Иртенева с чувством к Степаниде. Но усилия его оказываются тщетными, и он с ужасом убеждается, что все больше и больше теряет власть над собой.

       Повесть «Дьявол» переведена на азербайджанский язык Р.Агаевым и включена в 14-томное собрание сочинений Л.Н.Толстого на азербайджанском языке (2). Этот перевод до сих пор не привлекал внимания исследователей, хотя, на наш взгляд, есть большая необходимость в его изучении и анализе.

       Азербайджанский перевод повести «Дьявол» имеет ряд несомненных достоинств. В первую очередь, необходимо отметить, что указанный перевод осуществлен специально для 14-томного Собрания сочинений русского классика, изданного в конце 70-х – начале 80-х годов прошлого века. Таким образом, азербайджанские читатели именно в эти годы получили возможность читать на родном языке одно из самых интересных произведений Толстого, не публиковавшееся при жизни писателя. Переводчик Р.Агаев использует богатые возможности азербайджанского языка, обращается к лексике различных стилистических пластов, фразеологии и идиоматике родного языка. Следует отметить, что, как и во всех произведениях Толстого, в повести «Дьявол» идейное содержание произведения определяет своеобразие его художественных особенностей, что необходимо учитывать в процессе работы над переводом.

      Азербайджанский перевод повести «Дьявол», выполненный Р.Агаевым, имеет некоторые достоинства. Так, например, можно отметить высокий уровень перевода ряда отрывков и фрагментов текста оригинала, в которых на достаточно высоком уровне воспроизводится мастерство Толстого в изображении внутренних размышлений и переживаний главного героя, авторских описаний и характеристик и т.д. Удачно переданы в переводе некоторые стилевые особенности творческой манеры авторы. Как известно, проза Толстого, особенно в последние годы творчества, отличалась полным отсутствием художественных изысков, украшательства. Творческая манера русского писателя верно передается и азербайджанским переводчиком, пытающимся сохранить простоту стиля, экономность в использовании поэтических приемов и средств изобразительности.

      Хотя в целом перевод повести, осуществленный Р.Агаевым, знакомит азербайджанских читателей с основным содержанием и художественными особенностями произведения, вместе с тем в переводе содержится немало ошибок и недостатков, влияющих на уровень перевода и восприятие читателями содержания текста оригинала. Среди ошибок перевода повести «Дьявол» можно отметить ошибки в словоупотреблении, случаи буквального перевода, ошибки в переводе значения слов и словосочетаний, неадекватный перевод характерных особенностей индивидуальной речевой характеристики персонажей, то есть сглаживание их речи, передача речи нейтральными средствами родного языка. Как правило, ошибки в передаче индивидуальной речевой характеристики персонажей оказывают существенное влияние на отражение психологического состояния героев, что снижает общее впечатление от работы переводчика. В ряде случаев в указанном переводе мы сталкиваемся с приблизительным переводом фрагментов текста оригинала, случаями комментированного перевода, отсутствием попыток передать характерный для творческой манеры писателя подтекст толстовской прозы. Некоторые недостатки перевода связаны с тем, что ряд национально-исторических и культурных реалий «пропадают» в переводе, что приводит к тому, что смысл и значение толстовских характеристик остаются непонятными для национального читателя. Следует также отметить недостаточный уровень передачи мастерства психологического анализа Толстого, который часто проявляется в особенностях построения внутренних размышлений Иртенева – главного героя повести «Дьявол». Остановимся на некоторых наиболее типичных примерах из текста перевода, свидетельствующих об имеющихся недостатках в переводе повести.

      Наличие в повести персонажей из низших сословий, в частности, крестьян, приводит к тому, что Л.Толстой широко использует диалектную лексику, просторечные слова и выражения и т.д. Так, например, просторечия и диалектизмы появляются в речи крестьянки Степаниды, сторожа Данилы, приказчика Василия Николаевича и др. Так, в речи Степаниды используются слова «голомя», «вона», «я чай», «гуляе» и др. Эти слова и выражения являются важнейшим средством индивидуальной речевой характеристики персонажа. К сожалению, в азербайджанском переводе повести «Дьявол» многие слова и выражения, отражающие различные лексические пласты русского языка, представлены общеупотребительной лексикой азербайджанского языка. Это приводит к тому, что теряется колорит речи персонажей толстовской повести, теряются особенности индивидуальной речевой характеристики героев. В результате и дворянин Иртенев, и приказчик, и крестьяне Данила, Степанида говорят на одном и том же литературном языке. Так, например, диалектное слово «голомя», означающее «босыми, голыми ногами», в переводе представлено общеупотребительным словом, не передающим колорита оригинала.

      Одной из проблем теории и практики художественного перевода является проблема передачи фразеологических средств. В повести «Дьявол» содержится немало фразеологических элементов, которые представляют трудности для их передачи на азербайджанском языке. Так, например, в тексте повести во время диалога главного героя Иртенева с приказчиком использованы интересные фразеологизмы, которые звучат в речи приказчика Василия Николаевича:

– И чего вы беспокоитесь, право? Кто старое помянет, тому глаз вон. А кто богу не грешен, царю не виноват? (3,с.237)

      Как видим, здесь использованы два выражения: «кто старое помянет, тому глаз вон» и «А кто богу не грешен, царю не виноват?»

      В азербайджанском переводе представлен следующий вариант высказывания приказчика: «Niyə narahat olursunuz? Köhnə sandıq açanın gözünü tökərəm. Bir də ki, allah qarşısında günahkar, hökmdar qarşısında suçlu olmayan varmı ki?»

      Как видим, выражение «кто старое помянет, тому глаз вон» переведено как «Köhnə sandıq açanın gözünü tökərəm». Подбор эквивалента из азербайджанского языка можно было бы считать удачным, однако необходимо обратить внимание на то, что в русском варианте нет указания на лицо, которое «помянет старое», а в азербайджанском варианте получается, что именно приказчик Василий Николаевич совершит суд над тем человеком, который «помянет старое». Наверно, в переводе следовало бы учесть эту особенность фразеологического выражения из текста оригинала. Удачным можно считать перевод другого фразеологизма, который хотя и практически передан дословно, но по особенностям конструкции и выразительности содержания вполне удовлетворителен.

      Обратимся к другому примеру передачи фразеологии оригинала. Оригинал: «Отец жил за границей и в Петербурге, давая по шести тысяч сыновьям – Евгению и старшему, Андрею, служившему в кавалергардах, и сам проживал с матерью очень много» (3,с.211). Обратим внимание на передачу идиомы «проживал очень много» (то есть много тратил). Перевод: «Anası ilə birlikdə xaricdə yaşayan və pulunu düşmən malı kimi xərcləyən atası oğlanlarının hərəsinə – Yevgeniyə və kavalerqard alayında xidmət edən böyük oğlu Andreyə ildə altı min manat verirdi» (2,с.140).

      В приведенном отрывке выражение «проживал очень много» передано идиомой из азербайджанского языка: «pulunu düşmən malı kimi xərcləyən», то есть «тратящий деньги как деньги (собственность) врага». На наш взгляд, азербайджанская идиома несет такое категорическое утверждение и значение, которого нет в тексте оригинала. Толстой в характеристике отца Евгения подчеркивает лишь его непрактичность, безалаберность, неосмотрительность и т.д. Азербайджанская же идиома несет такое значение, как будто отец специально делал все для того, чтобы оставить детей без наследства. В этом фрагменте следовало бы найти способ более точной передачи фразеологизма из текста повести.

      Одним из существенных недостатков издания переводных текстов является отсутствие справочного аппарата (сносок, примечаний, комментариев), который должен содержать необходимые пояснения к словам, выражением, терминам,  другим элементам текста оригинала, которые могли бы помочь национальному читателю разобраться во всех нюансах содержания произведения. В азербайджанском переводе повести «Дьявол» содержится много слов, отражающих национально-культурные, исторические реалии. В большинстве случаев эта лексика передается способом транскрипции. В переводе Р.Агаева есть лишь несколько сносок, в которых раскрывается значение транскрибированных слов, использованных в переводе. Так, например, в сносках представлены следующие разъяснения переводчика:

Şaraban – ikitəkərli balaca araba (2, с.156).

Troitsa – xristian bayramlardan biri (2, с.159).

Jalüz – nazik taxtadan qayrılan pəncərə pərdəsi (2,с.162).

Markiz – burda, pəncərənin bayır tərəfindən asılan günlük (2,с.162).

Zemstvo rəisi (inqilabdan əvvəl Rusiyada kənd yerlərində inzibati və məhkəmə işlərinə baxan məmur) (2,с.181).

      Содержание примечаний не вызывает возражений, так как в них содержатся точные и краткие сведения о значении слов, переданных в тексте перевода способом транскрипции. Все эти слова отражают такие национальные реалии, к которым невозможно подобрать эквиваленты из азербайджанского языка. Однако, на наш взгляд, в тексте перевода остается множество транскрибированных слов, значение которых остается непонятным для национального читателя. Среди них можно отметить такие слова, как кавалергард, вексель, десятина, тройка и многие другие.  Поэтому в тексте перевода необходимо было представить значительно большее количество сносок, в которых можно было дать необходимые пояснения национально-культурным, историческим реалиям, топонимам, диалектизмам, просторечным словам и т.д.

      В ряде случаев в тексте перевода повести встречаются случаи ошибочного перевода, когда переводчик просто не понял значения оригинала. Среди таких случаев можно отметить, например, перевод выражения «Ведь это на охотника стоит» (3,с.215) следующим образом: «Axı ovçunun işi deyil bu». В дословном переводе: «Это не дело охотника». В отрывке из оригинала нет речи об охотнике в прямом смысле слова, имеется в виду переносное значение «на охотника», то есть на любителя. Однако переводчик допустил досадную ошибку, которую необходимо исправить в последующих переизданиях азербайджанского перевода.

      Анализируя в наших предыдущих исследованиях переводы повестей «Отец Сергий», «Крейцерова соната» Л.Толстого на азербайджанский язык, выполненные Р.Агаевым, мы обратили внимание на случаи многочисленных пропусков  слов, словосочетаний, предложений, иногда и отрывков из текста оригинала. К сожалению, и в переводе повести «Дьявол» можно постоянно сталкиваться с многочисленными случаями пропуска фрагментов текста оригинала, которые нельзя ни объяснить, ни оправдать.

      Таким образом, сопоставительно-стилистический анализ перевода повести Толстого «Дьявол» (переводчик Р.Агаев) дает основание считать, что настоящий перевод имеет и достоинства, и недостатки. В настоящей работе нами были указаны наиболее типичные случаи недостатков и ошибок, допущенных в переводе. Современное состояние теории и практики художественного перевода дает возможность осуществить новый перевод повести с тем, чтобы азербайджанский читатель мог оценить толстовскую прозу на более высоком уровне.

Литература:

  1. Л.Д.Опульская. Л.Н.Толстой. Материалы к биографии с 1886 по 1892 год, с.178-179.

  2. Tolstoy L.N. Şeytan. –L.N.Tolstoy. Əsərləri. 14 cilddə. Bakı: Yazıçı, 1984, s.140-188.

  3. Толстой Л.Н. Дьявол. – Л.Н.Толстой. Собрание сочинений в 22-х томах. Москва: Худож. литература, 1982, т.12, с.211-255.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Please reload