СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ГЕРМАНИЗМОВ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЛИТЕРАТУРНОМ ЯЗЫКЕ


Сафарова Д.А

Бакинский славянский университет

Ключевые слова: германизмы, композит, словообразование, модель, окказиональное употребление.

Германизмы, под которыми в настоящей статье понимаются слова немецкого происхождения, участвуют в адаптационных процессах в системе современного русского литературного языка. Обычно считается, что иноязычные заимствования не обладают способностью к словообразованию, однако германизмы конца ХХ- начала ХХ1 в. образуют производные. Это является одной из особенностей современного словообразования в области заимствованной лексики. По мнению ученых, в современном словообразовании сложились определенные тенденции, отражающие динамику, движение, происходящие в нем в определенный промежуток времени. Возросла активность некоторых способов словообразования, характерных и для германизмов. Это суффиксация, словосложение, а также составные наименования, что приводит к увеличению числа многоморфемных слов в русском языке [5, с. 212].

  1. Префиксация.

Для русского литературного языка конца ХХ- начала ХХ1 в. свойственна префиксация как именного, так и глагольного характера. Этот процесс играет большую роль в перестройке системы русского языка: он способствует росту агглютинации. Приставки отличаются моносемантичностью и активизируют процесс интернационализации.

Рассмотрим несколько префиксов немецкого происхождения, которые в языке-источнике являются предлогами: обер- («высший»), унтер- («низший»). Кроме слов, известных в русском литературном языке до ХХ1 в. (унтер-офицер, обер-лейтенант, обер-прокурор, обер-бургомистр, обер-мастер), по данному образцу образуются новые слова. Например, окказиональное: «И медленно-медленно подъехали к больнице. Унтер-антидепрессант. Сколько я перевел всякой всячины про депрессию и как ее лечить ‒ уму непостижимо» [«Сибирские огни» (2012)][НКРЯ]. Слово унтерменш зафиксировано в «Словаре иностранных слов» Н.Г. Комлева (М.: Эксмо, 2008): унтерменш (нем. Untermensch) «недочеловек» ‒ пропагандистский термин из идеологии немецких национал-социалистов, распространенный во времена Третьего рейха. Приведем некоторые примеры: «Унтерменшу» надо было показать, что он ‒ «унтерменш», «недочеловек» [«Литературная Россия» (1992)] [НКРЯ][1]; «Считать жителей Донбасса «недочеловеками», «унтерменшами» ‒ это сейчас официальная политика киевской хунты, которая формирует отношение одной части населения к другой» [От третьего рейха 1933 до укрорейха 2014 года] //www.https://eadaily.com/ru/news/2017/05/05/ot-tretego-reyha-1933-goda-do-ukroreyha-2014-goda-sravnenie-i-analiz//html/ и др. То, что эти новообразования присоединяют падежные окончания, свидетельствует о их частичной ассимилированности.

Слово унтерменш употребляется в переносном значении: «эгоист» («Человек, предпочитающий свой карман народному, свое удобство комфорту страны, свои интересы ‒ интересам общим, ‒ это унтерменш») [Веллер М.И. Унтерменш (2011)] [НКРЯ]. См. презрительно-уничижительную форму слова в молодежном жаргоне: унтерок, сущ., м. р. (неформалы, политика). Значение: нацист, биомусор.

Происхождение: от нем. untermensch «недочеловек» //http://www.liveinternet.ru/users/nikalata/post282804338/html/.

Приставка унтер может употребляться в современном русском языке в субстантивированном значении прилагательного: «Мяч круглый, ‒ усмехнулся Свиридовский, ему никто не объяснил, кто высший тут, на поле, а кто унтер» [Сергей Самсонов. Одиннадцать (2010)][НКРЯ].

Префиксы обер- и унтер- вступают между собой в иерархические отношения «высший – низший». См. примеры на окказиональное употребление лексической единицы с префиксом обер-: «Человек этот – Петр Леонидович Капица, нынешний патриарх советской физической науки, а обер-людоед – Лаврентий Павлович Берия, бывший тогда уполномоченным»[И.С. Шкловский. Эшелон // «Химия и жизнь» (1992)] [НКРЯ].

Отметим, что образования с префиксом обер- были употребительны на протяжении второй половины ХХ в. Они представляют собой модель «обер-«высший» + имя существ. со значением лица». См.: «Изучая там разные секретные документы, я наткнулся на письмо знаменитого обер-шпиона Медникова, которого Зубатов любовно звал «Котиком» [В. М. Чернов. Перед бурей. Воспоминания (1953)] [НКРЯ]; «Тонконогого Бабникова, обер-жулика, дивизией командовать отправили за его махинации…» [Вадим Сидур. Памятник современному состоянию (1974)] [НКРЯ]; «Фальшивое видение умрет во мне, и твой обер-сплетник врач Вилье не нашепчет тебе о щекочущем самолюбие слушке» [Ю. М. Нагибин. Царскосельское утро (1979)] [НКРЯ] и др.

В русской публицистике отмечено окказиональное образование с интернациональной приставкой анти- от немецкого (по другим источникам, английского) слова хакер (анти-хакер), которое имеет положительное смысловое значение «тот, кто борется с хакерами»: «А в школу, где учится четырнадцатилетний анти-хакер, правоохранительные органы направили благодарственное письмо» [«Комсомольская правда», 2010.04.26].

В русском литературном языке зафиксированы наречия с префиксом по- , образованные от иноязычных слов: по-киндеровски, по-гастарбайтерски.

II. Суффиксация.

В современном русском литературном языке производные от слов немецкого происхождения образуются с помощью русских суффиксов: к-, ство(о), ск- и др. От слова хакер в том значении, которое было заимствовано русским языком, образовалась система производных, особенно в компьютерном жаргоне (хакерский, хакерство, хакерить и др.), которые проникают в публицистику. Например, хакерство «действия хакера/хакеров»: «Можно безусловно гордиться тем, что российское хакерство, которое котируется в мире весьма высоко, обладает теми же высокими духовными качествами» [«Известия», 2001.07.05] [НКРЯ]; «Всё чаще хакерство понимается как своеобразная субкультура андеграунда» [А.Е. Войскунский, О. В. Смыслова. Роль мотивации «потока» в развитии компетентности хакера // «Вопросы психологии», (2003)][НКРЯ], см. переносное: хакерство «кража/заимствование идей или технологий»: «Это тоже своего рода хакерство, но идущее от интереса к творчеству в мире компьютера» [Ксения Аксельрод. Ora ‒ Ito гость из будущего (2002) // «Мир & Дом. City», 2002.01.15][НКРЯ] или хакерский «связанный с хакерством»: «Президентская администрация расценила эти действия как «хакерский прием» [«Известия», 2010.11.26][НКРЯ]; «Такой хакерский метод может сработать, если системные администраторы не произвели должную настройку программного комплекса предприятия» [РИА Новости, 2010.07.19][НКРЯ] и др.

В русском литературном языке слово стаффаж (нем. Staffage<англ. staff «опора, поддержка»)заимствовало одно значение из языка-источника: иск. Второстепенные элементы живописной композиции[4, с.663]. В русском языке образуются производные слова: стаффажный («Ведь архитектура, в конечном счете, создается для людей, а выбор стаффажных фигур показывает, какого человека архитектор хочет видеть в своем здании, как понимает человеческую психологию и физиологию» [Собрана коллекция стаффажных фигур] //www.https://archspeech.com/article/sobrana-kollekciya-staffazhnyh-figur-iz-proektov-velikih-arhitektorov//html/. Например: «Чтобы смягчить латентный, присущий всему живому ужас перед смертью ‒ здесь нет ее, но появляются пока только ее следы, знаки ‒ создать иллюзию идиллии, Савадов выставляет у могил стаффажных барашков, позолоченных лучами закатного солнца и будто бы читающих древние надписи…»[1, с. 32].

Это слово зафиксировано в одном из толковых словарей современного русского языка: cтаффаж◁ Стаффажный, -ая, -ое. С-ые элементы [6]. См. также окказиональное употребление в Интернет-общении образованных от термина стаффаж глаголов (приставочных и бесприставочных): «И если в каком-то месте проявляются колоритные люди, которые откровенно привлекают твое внимание, то ты можешь сказать, что они стаффажнули это место, также можно применить и к действию»; «А я скажу тебе, что ты застаффажила именно эту страничку, своей фигурой на картинке :)))»//www. https://pishu-pravilno.livejournal.com/1314510.html/.

III. Сложение.

Путем сложения, т.е. объединения в одно словесное целое двух и более корней, образуются сложные слова. Наряду с термином «сложное слово» под влиянием западной традиции в лингвистике употребляется термин «композит», который используют в качестве обозначения сложных слов, состоящих из двух или более компонентов-корней, безотносительно к способу их образования.

Словосложение является продуктивным способом словообразования как для русского, так и немецкого языков, поэтому сложные слова среди германизмов занимают значительное место в лексической системе современного русского языка. Подобные единицы характеризуются семантической насыщенностью, поскольку образованы по закону экономии языковых средств, и служат для экспрессивно-эмоциональных описаний.

В немецком языке одной из важнейших причин употребления композитов называется их мотивированность, в то время как в русском языке существует тенденции «затухания» смысла в какой-либо части генетического композита, а вследствие этого и утрата мотивированности.

В русском языке новейшего периода наблюдается увеличение заимствованных образований со сложными основами. Это связано с процессом перенесения готовых лексических единиц из языка-источника или появлением заимствованной модели, по которой строятся сложные новообразования на русской почве с участием ранее заимствованных или собственно русских элементов.

Немецкие по происхождению композиты могут занимать в сложных словах как инициальную, так и финальную позиции: -мейстер, -бан, -бух, грос-, -таш и др. Например, киндер «ребенок»: киндердорф (киндер + дорф «деревня»), киндер-сюрприз [2, с.103]; вундер «чудо»: вундерваффе, вундеркинд [3,с. 135]; --бан «дорога»: автобан [2, с.10], боулинг-бан [2, с.41], натурбан [3, с.240] и др.

По типу существующих моделей сложных слов в русском языке образуются новые лексические единицы, например, с компонентом бан: «Британский журнал «Рэйлуэй Газетт Интернэшнл» опубликовал сообщение о проводимых в течение 12 месяцев испытаниях двух поездов без машиниста на Германских железных дорогах в системе Эс-Бан между городами Дрезден и Пирна» [«Локомотив», 2001.06.28][НКРЯ]; «Ближние пригороды охвачены сетью s-бан ‒ наземный аналог нашего метро» [коллективный. Форум: В России нет государства (2011)][НКРЯ]; «У входа в тоннель-бан‒ так здесь называют метро ‒ идет представление: фокусник во фраке удивляет толстушку-ассистентку появляющимися невесть откуда шарами» [«Русский репортер» (2014)][НКРЯ]; вундер: «Кстати, стреляет Слепцова на порядок лучше немецкой «вундер-фрау» [«Советский спорт», 2008.02.08]; «Теперь в коллекции «вундер-фрау» не хватает только олимпийского золота» [«Советский спорт», 2008.03.17]; киндер: «Киндер Академия ‒ это занятия для детей, на которых мы заботливо и постепенно развиваем интеллект и навыки детей, подготавливая их к жизни» // http://kinder-academy.ru/; «Частный детский сад Киндер-Сити в городе Геленджике»// http://kinder-city.ru/; « Производство и продажа киндер–подарков осуществляется в самых разных внешних упаковках – паровозика, книги, избушки, варежки и так далее»; « Детские площадки «Киндер-Домик» – это возможность подарить маленьким непоседам радость от подвижных игр!»//http://kinder-domik.ru/; мейстер-: «Подумаешь, гроссмейстер-блатмейстер, жила еще тонка у тебя против меня» [Е. Гик. Шахматы в художественной литературе // «Наука и жизнь» (2007)] [НКРЯ]; «Изворотливая лиса, приспособленец, блатмейстер ‒ разве он представитель интеллигенции?» [Эльдар Рязанов. Подведенные итоги (2000)] [НКРЯ].

Сложные слова, образуемые в русском языке по существующим моделям, выступают в функции характеризующих выразительных средств языка в художественном и публицистическом стилях: «Я поставил взрыватель на двухчасовую задержку, просунул его в горловину канистры, намертво закрыл канистру и бросил ее туда, вниз. Гросс-плюх! Поставил решетку на место» [Андрей Лазарчук. Все, способные держать оружие... (1995)][НКРЯ]; «Спектакль, который, судя по всему, грозил быть очередной «гросс-халтурой», превратился в один из интереснейших вечеров» [«Комсомольская правда, 2007.03.08] и др.

К окказиональным в современном русском литературном языке относятся случаи употребления в качестве самостоятельных единиц следующих компонентов: вундер- («Один из фельетонов, обративший на себя внимание Вертинского…, был посвящен вундеркиндам и их тщеславным родителям и начинался так: «Кто-то сказал: с годами «вундер» становится все меньше, а «кинд» все больше» [Н. И. Ильина. Дороги и судьбы (1957-1985)][НКРЯ]; «А немчик там, в ателье-то, сидел, скалится на меня, в «ишака» пальцем тычет: о, мол, руссиш вундер!») [Андрей Лазарчук. Все, способные держать оружие... (1995)][НКРЯ]; шнауцер, как обобщенное обозначение собак этих пород: «Говорят, что у собак породы шнауцер часто развивается катаракта глаз» [«Комсомольская правда», 2007.08.13]; «Наш первый шнауцер в 10 лет ослеп» [«Комсомольская правда», 2007.08.13]; гросс: «И всё же ‒ из него мог бы получиться серьезный яркий гросс, у него был талант, был!» [«64 ‒ Шахматное обозрение», 2004.12.15][НКРЯ].

Использованная литература

1. Бурлака В. «Стаффаж» символического в фотопроектах Арсена Савадова ‒ имплантация искусства в тело реальности// Мистецтвознавство України. 2014. Вип. 14. С.25-34.

2.Габдреева Н.В., Гурчиани М.Т. Словарь композитов русского языка новейшего периода. М. : ФЛИНТА : Наука, 2012.

3. Комлев Н.Г. Словарь иностранных слов.М.:Эксмо, 2008. 672с.

4. Крысин Л.П. Толковый словарь иноязычных слов. М. : Русский язык, 1998.

5.Современный русский язык: Система-норма-узус. М.: Языки славянской культуры, 2010.

6.Современный толковый словарь русского языка/под ред. С.А.Кузнецова. СПб.: Норинт, 2004.

Резюме. В статье рассматриваются случаи образования в современном русском литературном языке производных от германизмов. Описываются способы префиксации, суффиксации и сложения. Указывается на то, что на современном этапе сложение является наиболее активным способом образования производных от германизмов в русском языке.

[1] Здесь и далее: НКРЯ- Национальный корпус русского языка [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ruscorpora.ru/.