ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ И ПРЕПОДАВАНИЯ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В ПЕРСОЯЗЫЧНОЙ АУДИТОРИИ

14.03.2018

 А. Голкар,

старший преподаватель Тегеранского университета
«Тарбиат Модарес», Иран

 

 

 

 

Русский как иностранный, литературоведение, преподавание литературы,
 русская литература

 

 

В данной статье сделана попытка представить решения по оптимизации использования произведений русской художественной литературы в процессе обучения иранских учащихся русскому языку. Выделены две отдельные педагогические цели: чисто лингвистическая и экстралингвистическая. В статье определены принципы отбора произведений и методы работы с ними в соответствии с каждой из поставленных целей.

 

Иранские студенты, изучающие русский язык в бакалавриате, уже на старших курсах, третьем и четвертом, постепенно знакомятся с произведениями выдающихся русских писателей. Это знакомство осуществляется прежде всего в рамках таких дисциплин, как «Введение в литературоведение», «Знакомство с произведениями русской литературы» (в течение трех семестров), «Литературные направления», «Перевод текстов художественной литературы», «Русская драматургия». Кроме того, отдельные произведения малых жанров часто используются в качестве учебного материала на занятиях по «Чтению и пониманию текстов», «Устному пересказу текстов» и т. п. При всем этом процесс использования художественной литературы на занятиях по изучению русского языка и литературы все еще нуждается в оптимизации и пересмотре учебных программ и источников.

Использование произведений художественной литературы при обучении иностранному языку обычно имеет две цели. Первая – чисто языковая. Здесь текст художественной литературы служит материалом обучения студентов собственно языковым навыкам на различных уровнях (фонетика и произношение, чтение и понимание текста, освоение грамматических правил и новых лексических единиц и т. п.). Вторая цель, однако, связана скорее с экстралингвистикой и представляет собой знакомство учащихся
с различными аспектами русской жизни, культуры, картины мира, с менталитетом и культурно-гуманитарным наследием русского народа. Очевидно, что в зависимости от педагогической цели необходимо подобрать соответствующий текст, который отвечает ее требованиям.

Вполне ценным материалом для изучения на занятиях по литературе, благодаря своей занимательной тематике и аналогии с персидским эпосом, могут стать русские былины. Несмотря на то что и в этом случае целесообразно использовать упрощенные, современные переработки текстов, знакомство с содержанием былин и их главными героями, как составляющими русского менталитета и русской картины мира, способно повысить
у учащихся уровень знаний по русской фольклорной культуре.

Среди всех периодов русской литературы памятники древней письменности представляют, пожалуй, наибольшие трудности для чтения и понимания языка иностранными учащимися. Обилие церковных выражений, историзмов, архаизмов и устаревших лексико-грамматических форм, не всегда понятных даже для самих носителей языка, в этих текстах почти не имеет никакой практической ценности с точки зрения преподавания современного русского языка. Даже художественных достоинств этих произведений, как правило, гораздо меньше по сравнению с произведениями последующих столетий. Они значимы прежде всего в историческом плане как определенное звено в динамике развития русской литературы. Таким образом, нам кажется достаточным посвятить изучению всей древнерусской литературы одно-два занятия, ограничившись лишь упоминанием наиболее известных авторов и произведений, сжатым изложением этих произведений ввиду причин отличия текстов в истории русской литературы, а также кратким ознакомлением студентов с основными жанрами древнерусской литературы (житие, летопись, хождение и др.), которые имеют аналогичные модификации в персидской литературе и поэтому могут представлять для учащихся интерес. Следует отметить, что ряд исторических древнерусских текстов может служить вполне подходящим материалом для преподавания предмета «История и культура России». Здесь уже можно использовать различные фрагменты данных текстов («Повесть временных лет», «Слово о полку Игореве», «Задонщина» и т. п.), притом желательно на основе современных и даже упрощенных переводов. При этом можно одновременно «как изюминку» предложить студентам несколько строчек на старославянском языке с целью ознакомить их с русским языком древнего периода его существования. Сочетание истории с литературой также может способствовать преодолению монотонности занятий, повышению
у студентов интереса к учебе. Такую же тактику можно применить и в отношении произведений исторической тематики, написанных в более поздние периоды (например, пьеса А. С. Пушкина «Борис Годунов»).

Что касается произведений русской литературы XIX – начала XX столетий, данные тексты в процессе обучения РКИ тоже играют важную роль, в первую очередь ввиду своей проблематики, своей значимости в формировании русской, а часто и общечеловеческой общественной мысли. Воспринимать красоту их художественного слога, понимать тонкости чисто языковой стороны текста иностранным учащимся удается не слишком легко. Поэтому самый оптимальный вариант работы с этими текстами, на наш взгляд, таков: а) студенты читают полный текст произведения в переводе на персидский язык (особенно при работе с объемными произведениями) до занятия. Большинство произведений русских классиков переведено на персидский язык хорошими переводчиками, и в этой сфере недостатков почти нет. Чтение текстов на родном языке позволяет учащимся познакомиться с большим количеством произведений, глубже понять их содержание и смысл, в то время как прочтение нескольких романов по-русски в течение одного семестра представляется нереальной задачей. Чтение на занятиях больших фрагментов текстов художественной литературы на русском языке с объяснением и разбором предложений и фраз кажется нам нецелесообразным, так как язык и стиль художественного произведения (особенно XIX века) сильно отличаются от норм сегодняшней повседневной разговорной речи, а также от публицистического или научно-профессионального стилей, овладение которыми является главной целью обучения русскому языку на бакалавриате. Устаревшие выражения и формулировки речевого этикета, которыми изобилуют произведения XIX столетия (как, например, «сударь», «ступай», «проси» и т. п.), могут оказать нежелательное влияние на речь и коммуникационные навыки учащихся. Знание таких языковых особенностей необходимо студентам, намеренным специально заниматься литературоведением или литературным переводом, и обучение этим нюансам может осуществляться в магистратуре в рамках специальности «Русская литература»; б) на занятии же обсуждается смысл и идеи прочитанного произведения. Обсуждение по усмотрению преподавателя можно провести на русском или персидском языках в зависимости от текста и уровня учащихся; в) учащимся представляется уже на русском языке материал, содержащий сжатую характеристику творчества автора (только в самых общих чертах), иногда краткое содержание произведения
и несколько фрагментов, отображающих самые важные моменты текста. Данный материал должен быть строго адаптирован в соответствии с уровнем языковых навыков студентов; фрагменты произведения должны
сопровождаться комментариями. Сюда же можно включить изучение фразеологизмов, афоризмов и крылатых выражений, содержащихся в анализируемом произведении.

Самый существенный недостаток, пожалуй, касается преподавания
в иранских вузах современной русской литературы. Изучение русской
литературы в университетах Ирана заканчивается в худшем случае творчеством А. П. Чехова и М. Горького, в лучшем – А. И. Солженицына. Это
в определенной мере обусловлено ограниченным количеством часов и предметов, посвященных литературе, в общей учебной программе вузов, однако при всем этом данный пласт русской литературы заслуживает гораздо большего внимания. Кроме художественной, общественно-философской или культурологической ценности, и в отличие от произведений предыдущих периодов, он может служить прекрасным материалом для преподавания чисто языковых аспектов, поскольку во многих случаях соответствует нормам сегодняшнего русского языка. Тексты современных авторов можно использовать (кроме литературоведческих предметов) на занятиях, посвященных переводу, устному или письменному пересказу текстов, групповых семинарах или индивидуальных консультациях. Отдельные предложения и фразы новейшей литературы могут быть полезны в качестве иллюстративного материала при обучении грамматическим правилам (даже на младших курсах) вместо афоризмов и крылатых выражений классиков XIX столетия с их достаточно трудной лексикой и сложными конструкциями (что часто встречается в учебниках по русскому языку, написанных для носителей русского языка, и оттуда проникает и
в учебники РКИ). Классический пример из финала романа И. С. Тургенева «Отцы и дети», часто используемый для обучения русских учащихся правописанию «не» и «ни» (например, см.: [Иссерс, Кузьмина, 2002, 50]), является показательным случаем с точки зрения излишней сложности конструкции для понимания иностранцев:

Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце ни скрылось в могиле, цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами: не об одном вечном спокойствии говорят нам они, о том великом спокойствии «равнодушной» природы; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной...

Здесь самая трудная задача состоит в том, чтобы найти подходящего автора и текст. При выборе текста следует принять во внимание ряд языковых и экстралингвистических соображений. Определенный пласт русской современной литературы в этом отношении оказывается непригодным. Произведения, в тексте которых щедро используются просторечия
и нецензурные выражения, не могут служить хорошим педагогическим источником для учащихся, у которых «чувство языка» еще не развито настолько, чтобы идентифицировать лексику различных стилей речи. Их язык существенно отличается от литературного языка, которым иностранным учащимся следует овладеть в первую очередь. Даже произведения таких авторов, как М. Зощенко, художественный язык которых основан на сказе, являются трудными для понимания учащихся на бакалавриате и не должны находиться в центре внимания составителей учебного материала. У современных писателей-«деревенщиков» язык, как правило, с педагогической точки зрения чистый, литературный, однако в их текстах также присутствует значительное количество диалектизмов и названий деревенских реалий, освоение которых не является первоочередной задачей для иностранных учащихся. С аналогичными проблемами сталкиваются студенты при изучении текстов таких писателей-стилистов, как, например, многие представители русского постмодернизма, понимание сути произведений которых часто сложно и для самих русских. В качестве примера литературного материала, весьма подходящего для обучения иностранцев, нам хотелось бы упомянуть сборник рассказов Н. Н. Толстой «Одна», простая, нестилизованная проза которой, вместе с привлекательной для студентов тематикой (событиями из жизни филолога-переводчика), хорошо отвечает обеим педагогическим целям, заявленным в начале доклада.

«За пятьдесят лет жизни в СССР Гуннар Антонович так и не овладел видовой системой русского глагола. Когда студент приходил на занятие с опозданием на пять минут, наш преподаватель добродушно интересовался:

– Почему опоздаете, товарищ?

Отвечали по-разному. Студент Сидоров, оглянувшись по сторонам, громким шепотом сообщает, что позавчера вечером его забросили за кордон, в логово врага. Он собрал важные сведения и уходил лесом, в звериной шкуре и на кабаньих ножках.

– Сегодня утром помылся в канале Грибоедова и бегом на занятия. Извините, что опоздал, Гуннар Антонович.

Гуннар Антонович глубоко задумывается. Он не понимает, шутят студенты или нет. Он боится оказаться в дураках» [Толстая, 2004, 8].

Суть всего вышесказанного можно обобщить следующим образом: при использовании произведений русской литературы в процессе обучения иностранных учащихся русскому языку и литературе следует выделить две отдельные педагогические цели: а) чисто лингвистическую, которая
в иранских вузах на уровне бакалавриата представляет собой овладение современным, литературным, нестилизованным русским языком; и б) экстралингвистическую (культурологическую, литературоведческую, общественно-философскую и др.), которая способствует формированию у учащихся более цельного, всестороннего представления о русском менталитете,
о русской материальной и духовной действительности. В соответствии с поставленной целью следует использовать такие тексты на русском или на родном языке учащихся и таким образом, чтобы не обременять студентов ненужной, устаревшей или слишком специфичной языковой информацией, которая не только не будет им полезной в дальнейшей их деятельности, но иногда и может служить во вред тому, что они усвоили, и затруднять их коммуникацию с будущими адресатами.

 

Литература

1. Иссерс, О. С. Интенсивный курс русского языка: Пособие для подготовки к тестированию и сочинению в правилах, алгоритмах и шпаргалках / О. С. Иссерс, Н. А. Кузьмина. – М.: Центр тестирования, 2002.

2. Толстая, Н. Н. Одна / Н. Н. Толстая. – М.: Эскмо, 2004.

 

http://www.iarll.ir/documents/nashriyeh/01/www.iarll.ir-0103.pdf

 

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Please reload