ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ ПРИЧАСТИЯ БУДУЩЕГО ВРЕМЕНИ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ НАЧАЛА XXI в.

 

Э.Г.Шимчук,

кандидат филологических наук,

доцент кафедры русского языка

филологического факультета

МГУ им. М.В.Ломоносова

 

 

 

 

На рубеже XX-XXI столетий в глагольной системе русского языка обнаруживаются изменения, которые говорят об активизации ранее эпизодически отмечавшихся действительных причастий будущего времени типа прочитающий, придущий, осветящий, услышащий. Напомним, что причастия в русской грамматической системе имеют три формы: настоящего и прошедшего времени несовершенного вида (читающий, читавший) и прошедшего совершенного (прочитавший). Однако с начала XXI в. вопрос о том, будет ли в русском литературном языке отменен запрет на употребление форм, ранее изредка образовывавшихся от глаголов совершенного вида с помощью суффиксов -ущ-/-ющ- и -ащ-/-ящ-, неоднократно обсуждался в специальных работах (см. особенно [1], [2]), а также на лингвистических конференциях и в Интернете. Приведу недавние слова известного филолога Д.П.Бака: “Мне непонятно, почему нельзя сказать полетящий шар. Эта грамматическая ячейка в русском языке существует” [3, с.1].

В наши дни в интернет-изданиях любого типа и на сайтах разнообразнойтематики все чаще и чаще встречаются действительные причастия совершенного вида будущего времени типа пожелающий, принесущий, сделающий, услышащий, увидящий. Не касаясь пока вопроса о ненормативности этих форм, рассмотрим их значение. Они отмечаются, как правило, в предложениях с глагольным сказуемым, выражая отношения следования и сохраняя при этом собственную семантику будущего. Вот несколько примеров. В предложении: человека, заговорящего на беларуском сочтут за “белую ворону” (www.liveinternet.ru/users/kladovka/.../page2.html) (Данный и следующие далее примеры из Интернета проверены в августе 2014 – январе 2015 г. Орфография и пунктуация оставлены без изменений. Паспортизация основана на содержащихся в соответствующих источниках документах) – причастие имеет значение предшествующего действия по отношению к будущей ситуации, которая в этом контексте описывается соответствующей формой спрягаемого глагола (заговорит, и тогда его сочтут белой вороной). Заметим, что здесь допустима замена причастия будущего времени на форму прошедшего: человека, заговорившего….сочтут…. Однако между этими двумя употреблениями есть различие: причастие прошедшего времени описывает прошедшее, соотнося его с любым планом времени, тогда как причастие будущего времени в аналогичном контексте не может соотносить описываемое с настоящим или прошедшим, ср.: …заговорившего…сочтут/сочли/считают… и …заговорящего… сочтут/ *считали/*считают…. Причастие будущего времени может выражать также следование по отношению к будущему действию: Подарю идею одного проекта, несложного, но возможно даже принесущего вам денежку (530.ru/wwwboards/mkontrol/2445/messages/828806.shtml). Здесь замена причастия на –щий причастием прошедшего времени невозможна. В следующем примере: и люди, не читавшие никогда и не прочитающие книгу, мнение уже свое имеют, причем совсем не об авторе (www/respublika-kaz.biz/news/tribune/1858/) – выделенное причастие также относит описываемую ситуацию к плану гипотетического будущего, соотнося ее с планом настоящего. Наличие сопоставления (не читавшие и не прочитающие) делает замену причастия будущего времени на другую временнýю форму невозможной. В предложении: вы зашли на наш сайт в поиске специалистов, сделающих для Вас элитный фундамент (stroytaun.ru/фундамент-плита), – где интересующее нас причастие описывает потенциальную будущую ситуацию, замена причастия другой временнóй формой также исключается. (Разумеется, место конструкции с причастием будущего времени может занять синонимическое придаточное предложение с формой будущего времени спрягаемого глагола, ср.: специалистов, сделающих фундамент > специалистов, которые сделают фундамент).

Причастия на -щий могут обозначать и потенциальный признак, соотносимый с будущим временем: Я уж не говорю про осиротеющие толпы (≈толпы, которые осиротеют) примитивного…электората, который в 21-м веке себя и прокормить самостоятельно не сможет(echo.msk.ru.29.02.2012); вот уж не думала, что в наше время найдется кто-то, сумеющий (≈кто сумеет) не только понять, но и передать настроение классика (fan-fantasy.com).

Объем статьи не позволяет увеличивать количество примеров (подробнее о значении причастий будущего времени см. [4, 29-30]), но и приведенные иллюстрации показывают, что причастия будущего времени имеют собственную грамматическую зону. Однако коммуникативная потребность в их использования не является острой: соответствующие им значения, как правило, могут быть выражены другими средствами.

Недостаточная “отработанность” новой формы приводит к ошибкам при ее употреблении. Ср. с приведенными примерами следующий: Это один из очень немногих альбомов интеллектуальной рок-музыки, увидящих свет в 2014 году (вместо увидевших свет, потому что речь идет об уже вышедшем в свет альбоме, – Э.Ш.) (http://kirdos-master.livejournal.com/). Известно, что подобные ошибки возможны и при употреблении разрешенных нормой причастий.

Прежде чем попытаться оценить перспективу, открывающуюся перед активизирующейся формой, напомним, что отдельные причастия со значением будущего времени отмечались в русских памятниках с древнейшей поры. В исторических грамматиках они рассматривались как исключения [5, 110; 378]. В XVIII и XIX-XX вв. они, оставаясь периферийными, были возможны в церковнославянском языке и в книжном стиле русского литературного языка: об этом говорят, в частности, даже данные Национального корпуса русского языка, в котором удалось найти 3 интересующие нас формы – пожелающий, придущий и испытающий, все – в философских или религиозно-философских текстах конца XVIII- начала XX вв. Ср.: Всякий, не пожелающий исполнять предписываемого ему законами гражданскими, может извиниться (П.С.Батурин. Исследование книги “О заблуждениях и истине”.1790);На руках она (Богоматерь) несет грозного младенца, придущего некогда судить мир, и она ведает минуту этого явления (П.В.Анненков.Путевые записки. 1842-1843). Блаженни испытающие свидения его, всем сердцем взыщут его (С.Н.Булгаков. Свет невечерний. 1916 г.). Единичные контексты с такими причастиями отмечаются и в языке художественной литературы этой эпохи, но авторы грамматик говорят о них как о нарушениях нормы [6, 277]. В XX в. аналогичную оценку дают причастиям будущего времени авторы [7, 419] и [8, 667]: указывая, что примеры их употреблений малочисленны, создатели академических описаний системы русского языка характеризуют причастия будущего времени как ненормативные.

Выведение причастий на -щий типа споющий, вздумающий, попытающийся из круга разрешенных и в наши дни остается незыблемым требованием нормативных пособий. В “Практической стилистике современного русского языка”, например, находим такую формулировку: “Замена придаточного предложения причастным оборотом [ в сложном типа Певец, который споет трудную партию, будет принят в труппу театра, –Э.Ш.] невозможна, потому что в современном русском языке формы причастий на -щий ( со значением будущего времени ) не образуются [9, 227].Таким образом, норма остается действующей. Следует все-таки заметить, что в новейшем интернет-издании [10] они названы (впервые!) “не вполне нормативными”[указ. соч., с.1 раздела “Действительные причастия настоящего времени”].

Впрочем, звучало и требование “легализовать” причастия будущего времени (см., например, [1, 1]) – с учетом того, что они органичны для русского языка и число их употреблений стремительно растет. Есть ли для этого в настоящее время основания? Проверка показывает, что сейчас в Интернете, как и в самом начале XXI в., по-прежнему многочисленны контексты лишь с достаточно узким кругом причастий, известных исследователям предшествующего десятилетия, – такими, как пожелающий (29 600), сумеющий (20 500), сделающий (6 500), увидящий (2350); не отстают от них или приближаются к ним некоторые другие причастия – такие, как заинтересующий (11000), откроющий (7650), принесущий (3000), потеряющий (2800), придущий (2100), напишущий (1 500), заменящий (1460), помогущий (838), испытающий (580). Учет всех форм для каждого образования дает еще более впечатляющие цифры. Впрочем, не отрицая, например, того, что количество употреблений разных форм отдельных причастий оказывается весьма значительным (так, у сумеющий оно превышает 80 000), нельзя забывать, что общее число документов, индексированных одной из поисковых систем («Goоgle»), к настоящему времени превышает 60 триллионов, так что в этом пространстве доля наших причастий оказывается исчезающее малой.

“Удельный вес” наиболее частотных причастий будущего времени можно все-таки оценить с помощью цифр, выражающих процентное соотношение долей употребления нормативных и ненормативных причастий ( они основаны на данных Интернета).

В таблице I в первом столбце показано общее количество употреблений следующих пяти причастных форм приставочных глаголов и их бесприставочных коррелятов:

1.совершенного вида будущего времени (пожелающий, сумеющий, придущий, сделающий, заинтересующийся),

2. совершенного вида прошедшего времени (пожелавший, сумевший, пришедший, сделавший, заинтересовавшийся),

3.несовершенного вида настоящего времени (желающий, умеющий, идущий, делающий, интересующийся),

4. несовершенного вида прошедшего времени (желавший, умевший, шедший, делавший, интересовавшийся),

а во втором - соответствующий каждой группе процент от общего числа вхождений:

 

 

 

 

                                                        всего              в % %1

1. сов. буд.                                  59 000               ≈ 0,005

 

2. сов. прош.                              4 109 000           ≈ 40

 

3. несов. наст.                            4 617 000           ≈ 45

 

4. несов.прош.                             1 444 000         ≈ 15

 

 

 

Как наглядно свидетельствуют данные таблицы, причастия будущего времени и в современном Интернете сохраняют в целом свой маргинальный характер. Этот вывод не противоречит наблюдению о том, что появление отдельных причастных образований становится регулярным.

Регулярностью отличаются в первую очередь причастия будущего времени производных префиксальных глаголов типа пожелающий, сыграющий, затопчущий, подготовящий, связанных в системе языка с парными или соотносительными по виду производящими, ср.: желающий – пожелающий, играющий – сыграющий, топчущий – затопчущий, готовящий – подготовящий и т.п. Обнаружены десятки пар таких единиц. Приставочные члены подобных пар могут быть представлены и значительным числом употреблений, и единичными вхождениями. Подчеркнем, что именно причастия будущего времени префиксальных глаголов совершенного вида оцениваются обычно носителями русского языка как допустимые. Определенную сдерживающую роль оказывает возможность появления некоторых неблагозвучных сочетаний звуков, например стечения шипящих или скопления лабиализованных гласных звуков, – этим, вероятно, объясняется малая частотность форм типа сжующий, развяжущий.

Прогнозировать вероятность или затруднительность образования причастия будущего времени можно и по типу его глагольного значения. Предсказуемо их образование у глаголов со значением моментального действия (увидеть, услышать) или полного и окончательного его завершения (сделать, написать). Напротив, не склонны к образованию причастий будущего времени глаголы, выражающие значение относительно конкретного временного промежутка (промолчать, отработать, крикнуть).

Последнее ограничение можно объяснить тем, что конкретная семантика несовместима со значением будущего и достаточно гипотетичного (поэтому неопределенного, размытого) признака. В целом причастия будущего времени и в наши дни непродуктивны: они существенно проигрывают в этом отношении даже страдательным причастиям настоящего времени, которые регулярно образуются лишь от некоторых типов глаголов. Поэтому пока и невозможен ответ на вопрос о том, когда войдут причастия будущего времени в литературный язык.

К такому же выводу приводит анализ функционально-стилистического распределения причастий будущего времени (Предлагаемая характеристика функционального распределения причастий будущего времени в русском Интернете частично опирается на [4], см. указ.соч., с. 30-35). Они обычны в следующих типах текстов Интернета: (а) художественных, (б) публицистических, (в) текстах, отражающих ненормированную письменную речь, которая может быть сближена с разговорной.

Можно заметить, что в текстах первого типа причастия будущего времени возможны, при этом в прозаических отмечаются чаще. Приведем типичный пример из современной прозы: И если вдруг на твоем горизонте появится достойный человек, сделающий тебе предложение руки и сердца, ты должна знать, что ты свободна от всех условностей (И.Грибкова. «Круговорот любви»).

В художественных (или претендующих на это) текстах причастия иногда представляют собой осознанное отступление от нормы или элемент языковой игры – как в анонимных стихах, цитируемых в [1]: Я всего лишь укромно живущий /И когда-нибудь точно умрущий,/ Но, надежду на вечность имеющий, / В свой черед и воскреснуть сумеющий.

В интернет-публицистике, то есть произведениях на самые разные актуальные общественные темы, контексты с причастиями будущего времени нередки: В этом регионе много вот-вот закроющихся шахт(ТВ, Итоги, 04.02.1996); Гармаш – добрый, веселый человек, настоящий друг, не пожалеющий для друга ни последней рубашки, ни бессонной ночи (ЭМ, 16.02.2003, Кс.Ларина); «МИГ» заранее присоединяется к многочисленным пожеланиям, прозвучащим по такому серьезному поводу в адрес работников КРУ (mig.com.ua); перед увольнением Сергея Оборина из “Амкара” вряд ли кто предполагал, что придущий на его место Рашид Рахимов будет способен вытащить команду из подвала турнирной таблицы (chapionat.ru/football/2006/12/01/article-7582.html). Использование причастных форм в публицистических текстах свидетельствует о достаточно свободном отношении их авторов к литературной норме .

В приватном, неофициальном интернет-общении практически отсутствует нормативный контроль. Либеральное отношение к нормам языка создает условия для закрепления новых форм. Заметный рост частотности причастий будущего времени в новой речевой сфере, возможно, дает некоторые основания для предположения о сближении этих форм с литературной нормой. Интересно, в частности, что даже понимая необычность причастной формы, автор может ее сохранить: Хорошо, что есть старшие …товарищи, не дадущие (ух завернул, да?) совсем опростоволоситься(http://forum.buhgalteria.ru/lofiversion/index.php/t2265.html) (пример из[4]). Отмечается и сознательный выбор причастий будущего времени, например при выражении противопоставления: Все меня интересующее и возможно заинтересующее вас(rebenok 89.livejournal.com); здесь лежат миллиарды товаров, моментально теряющих и потеряющих всякий спрос (Вой на холодное серебро луны.Livejournal 26.XI.2011).

Разумеется, необходимо продолжить наблюдение за функционированием причастий будущего времени в современном русском языке.

 

Литература

 

1.      Эпштейн М.Н. Есть ли будущее у причастий будущего времени? // Лингвистика и поэтика в начале третьего тысячелетия. Материалы международной научной конференции. ИРЯ РАН. М., 2007.

2.      Гловинская М.Я. Действительные причастия будущего времени // Современный русский язык. Активные процессы на рубеже XX-XXI веков. М., 2008.

3.      Новый журнал. “Русский язык в современном мире”. № 258. Бостон – Нью-Йорк, 2010.

4.      Влахов А.В. Причастия будущего времени в русском языке. Выпускная квалификационная работа бакалавра филологии. СПб.,2010.

5.      Буслаев Ф.И. Историческая грамматика русского языка. М., 1959. С. 110, 378.

6.      Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. М.; Л, 1947. С.277.

7.      Грамматика современного русского литературного языка/ Отв. ред. Н.Ю. Шведова. М., 1970. С.419.

8.      Русская грамматика /Гл ред. Н.Ю. Шведова. Т.I. М., 1980. С.667.

9.      Русская грамматика. М., 2014 (http:/rusgram.ru).

10.    Бельчиков Ю.А. Практическая стилистика современного русского языка. М., 2012. С. 227.

 

 

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Please reload