Древняя узелковая письменность

 

 

 

Виктория Кобзева,

технический редактор РЯЛА

 

Цивилизация древних инков являлась крупнейшей на американском континенте. И довольно длительное время историки удивлялись тому, что на территории индейских поселений не было найдено ни одного намека на письменность. Ясно было только одно – такое крупное государство без письма обойтись никак не могло. Ведь с его помощью должны были заключаться договора и союзы, вестись торговля и счет различным товарам.

Однако существуют свидетельства, что письменность у инков все же была. В столице Куско при правителе Апу Капак был построен университет, в котором учили писать буквы и знаки на пергаменте и банановых листьях. Однако при следующем правителе инков постигла страшная эпидемия. Верховный Инка обратился к оракулам и получил ответ, что причиной заразной болезни являются буквы, и что для спасения от нее их следует перестать использовать. После этого правитель издал закон, согласно которому под страхом смерти запрещалось обучать письму, а письменность нужно полностью отменить. Взамен письму инки стали использовать кипу.

Кипу – древняя мнемоническая и счетная система инков, своеобразная письменность. «Quipu» на кечуа – языке инков – означает «узел». Письменность представляла собой длинный шерстяной шнурок из шерсти альпаки, к которому привязывались другие шнурки с множеством завязанных на них узлов. Число шнурков могло доходить до 2000. В главный (несущий) шнур кипу мог вставляться «ключ», указывающий на смысловое содержание конструкции. «Ключами» могли быть кусочки дерева, камни, минералы, металлы, растения, которые вплетались в узелки. На смысл узелковой конструкции мог повлиять и цвет нитей. Тот или иной цвет при наличии различных заглавных «ключей» позволял прочитать кипу по-разному. Листы кукурузы и золотая нить, вплетенные в главную веревку двух разных кипу, показывали, что одно кипу относится к сельскохозяйственному классу, а другое к классу минералов. Если в кипу хотели рассказать об урожае, то в него вплетали зерна кукурузы.

В стране инков были и специальные чиновники, чьей обязанностью было создание, чтение и хранение кипу. Их называли кипукамайоками. Они получали специальное образование и со времени вступления в должность становились государственными служащими. Им предоставлялась провизия, слуги, жены, а единственным их занятием было тщательное ведение учёта и статистики с помощью кипу, составление новых и предоставление отчётов правителям данной территории. Помимо кипукамайоков-статистиков в каждой провинции была должность кипукамайока-историка, являющаяся наиболее сложной специализацией среди хранителей кипу. Должность историка передавалась от отца к сыну и таким образом определилась закрытая каста учёных-историков, что, возможно, объясняет наличие различных исторических сведений об одних и тех же событиях в разных частях Империи.

В настоящее время существует множество версий того, как инки использовали кипу. Некоторые эксперты полагают, что узелковое письмо было предназначено для сохранения исторически важной информации и передачи ее следующим поколениям. Если верить сообщению Чуди (швейцарского путешественника и исследователя), шнуры с узлами содержат запись не только законов и хроник, но и стихотворений. При более тщательном и добросовестном изучении узелковое письмо оказывается только средством счета [1].

Исследования полагают, что кипу использовались как документы в сложной бухгалтерской системе инков. Интересно, что с помощью узелкового письма инки вели и «двойную бухгалтерию». С одной стороны, они использовали технику учета, схожую с дебетом и кредитом. С другой, при общении с испанскими завоевателями использовали свою «черную» бухгалтерию, успешно скрывая от них истинное положение дел. Позже, возможно, после того, как обман инков вскрылся, использование узелкового письма было объявлено проявлением язычества и окончательно запрещено к 1621 году.

Узелковое письмо позволяло чиновникам передавать различную информацию о налогах, числе воинов в провинциях, обозначить людей, ушедших на войну, число родившихся и умерших. С помощью кипу было возможно выполнение простейших арифметических действий: сложения, умножения, вычитания и деления, что было необходимо для учёта податей и вычисления экономической эффективности различных видов деятельности.

Многие ученые утверждают, что кипу не может быть прочтено как фонетическое письмо. Другие считают, что помимо числовых значений, кипу позволяло записывать поэтические произведения, мифы, сказания, исторические и генеалогические сведения. Но ключ к расшифровке подобных записей до сих пор не найден.

Суммарно известно о 24 различных окрасках нитей кипу. Чаще встречаются естественные цвета хлопка или шерсти, вслед за ними — окрашенные: преобладают белый, синий, жёлтый, красный, чёрный, зелёный и коричневый цвета. Распределение окрасок веревок следующее: один цвет для всей верёвки; два или три цвета для каждой верёвки, или один — для каждой крученой нити; два или больше цветов для главной верёвки, но смешанных внутри каждой кручёной нити с помощью разноцветных нитей; два и даже три цвета верёвки, размещённые в верхней, центральной или нижней части.

Черный цвет кипу означал время. На них записывались сроки, исторические события, время от одного события до другого. Черный цвет использовался потому, что инки сообщали, сколько прошло ночей, а не дней. Также черным обозначали болезнь, малиновым – короля, белым – подчинение, общественный порядок, управление, завоевание правителем каких-то территорий, зеленым – противника или количество человек, умерших у противника, красным – собственное войско и собственные потери, желтым – золото, соломенным – беспорядок, варварство.

В кипу учитывался и фактор позиции. Определенные предметы, о которых шла речь, составлялись в порядке значимости. Так, если инки вели счет оружию, то вначале ставили то, которое считалось самым благородным. Количество обозначало число узелков, завязанных определенным образом. Существует три главных типа узлов, использовавшихся в кипу: простой узел, продетый веревкой сверху вниз; длинный узел, состоящий из продетой сверху вниз веревки, соединенной узлом с одним или более дополнительными поворотами; узлы в виде цифры «восемь». Цифры в положении десятка были показаны группами простых узлов. Единицы представлены длинными узлами. Например, цифра 4 – это узел с четырьмя оборотами.

 

Большое значение имели и расстояния между узлами, которые означали единицы, десятки, сотни, тысячи и т.д. В отличие от арабских цифр, где для обозначения числа 10000 нужно записать 5 цифр, в кипу достаточно было завязать один узел в нужной позиции свисающей нити, так как ноль показывался отсутствием узла в определенном месте.

Существует ряд свидетельств, что узелковой письменностью пользовались не только инки, но и китайцы, финны, а также славяне. О священном узелковом письме есть упоминание в карело-финском эпосе «Калевала»:

 

Наносил мне песен дождик.

Мне навеял песен ветер.

Принесли морские волны...

Я в один клубок смотал их,

И в одну связал я связку...

И в амбаре под стропила

В медном ларчике их спрятал.

 

Имеются свидетельства того, что еще до создания кириллицы славяне пользовались узелковой письменностью. Знаки этой письменности не записывались, а передавались с помощью узелков, завязанных на нитях, которые заматывались в клубки-книги. Память о древнем узелковом письме сохранилась в фольклоре славян. Мы до сих пор завязываем «узелки на память», говорим «связать мысль», «связывать слово со словом», «говорить путано», «спутать смысл», «клубок песен», «нить повествования», «узел проблем», «хитросплетение сюжета», «завязка» и «развязка» о начале и конце художественного произведения, «неувязка» о бессмыслице в тексте и пр. Сохранилась и пословица, напоминающая нам о бытовании в древности узелкового письма: «Что знала, то сказала, на нитку нанизала».

В фольклорных сказках сохранились отголоски языческой эпохи. Иван-царевич, прежде чем отправится в путешествие, получает от бабы Яги клубок, разматывая который читал узелковые записи. Возможно, древние славяне имели клубки с узелковыми письменами, содержащие географические сведения, клубки мифов и религиозных языческих гимнов, заклинаний. Хранились эти клубки в специальных берестяных коробах (не отсюда ли выражение: «наврать с три короба», которое могло возникнуть в то время, когда мифы, хранящиеся в клубках в таких коробах, воспринимались как языческая ересь?).

Сохранившихся до нашего времени примеров узелкового письма не так уж и много. Самая большая коллекция кипу находится в Этнологическом музее в Берлине (Германия), она включает 298 кипу. Следующую по величине коллекцию в Европе можно увидеть в Этнологическом музее в Мюнхене. Национальный музей археологии в Лиме (Перу) хранит 35 кипу. Несколько кипу представлены и в других музеях страны. Местные родовые коллекции кипу не включены в эту базу данных, потому их количество неизвестно. Одна из примечательных коллекций (263 единицы) подобного рода хранится у жителей селения Рапас (Перу). Отдел антропологии и археологии Университета Калифорнии в Санта-Барбаре тоже хранит одно кипу.

 

Литература

1. Иоганнес Фридрих. История письма. М.: Наука, 1979.

2. История письменности. Узелковое письмо –  кипу. 

http://farta.livejournal.com/33803.html

3.   Тайна письменности. 

http://www.indiansworld.org/xvi-tayna-pismennosti.html#.Vjo3TrfhDIV

4. Узелковое письмо древних славян. 

http://www.etheroneph.com/antireligiya/121-uzelkovoe-pismo-drevnikh-slavyan.html

 

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Please reload