Учет когнитивного стиля нового поколения учащихся в формировании их лингвистической компетенции


Г.М. Лёвина,

доктор педагогических наук, профессор

Института иностранных языков

Московского городского педагогического университета (Москва, Россия)








Часть1. Учет когнитивного стиля нового поколения учащихся

в формировании их лингвистической компетенции



За прошедшие полтора десятка лет ситуация в жизненном укладе и, в частности, в образовании, изменилась коренным образом.

Выросло поколение Z. Что это такое?

Теорию Поколений создали американские ученые Нейл Хоув и Вильям Штраус в 1991 году. Согласно этой теории, каждые несколько десятков лет не только сменяется поколение, но меняются его ценности и ориентиры. В связи с компьютеризацией общества глобально изменились механизмы восприятия и переработки человеком информации. Особенно это стало заметно с 90-х гг. ХХ века, когда в школы стали приходить дети, выросшие у экрана компьютера, а за последние 15 лет – выросшие со смартфоном в руке.

Поэтому назовем только три последних выделенных учеными поколения:

Поколение Х (1964-1984 г.р.) Поколение Милениум или Y (1985-2000 г.р.) Поколение Z (c 2000 г.р.)

Для нас важно ориентироваться на поколение Z, поскольку именно они учатся сейчас в школах и приходят в вузы.

Каковы же характеристики этого поколения?

1. Поколение Z во многом является полной противоположностью всем предшествующим поколениям сразу. Его представители настолько тесно связаны с миром цифровых технологий, что некоторые исследователи называют их «мутантами». Они живут со смартфоном в руке и другой жизни себе не представляют. Если пропадает интернет – они просто не знают, чем себя занять. Телефон в руке уже стал дополнительным органом их существования.

В кафе или ресторане они не общаются, а смотрят в свои телефоны.

Дома они едят у компьютера, часто засыпают тоже у компьютера.

Они все стараются делать при помощи современных технологий, легко обходятся без живого общения, зато без мобильных устройств с выходом в Интернет не могут прожить ни минуты. Поколение Z также называют «цифровыми аборигенами». Принципиальное свойство нового поколения Z заключается в том, что у него в крови высокие технологии. С ними оно обращается на совсем ином уровне, чем даже представители поколения Y.

2. Представители поколения Z (уже принято называть их «зетами») сосредоточены на себе, отрешены от всего внешнего, что их напрямую не касается. «Зетов» называют индивидуалистами, считают инфантильными, не способными начать действовать, даже если это поможет удовлетворить их потребности.

3. Маркетинговые компании и СМИ объявили, что это поколение "экранозависимо", а концентрация внимания у них очень плохая. Если верить недавним исследованиям, то можно отметить, что у поколения Z продолжительность внимания сократилась до 8 секунд. Они не могут сосредоточиться ни на чем более длительное время. Однако правильнее было бы говорить, скорее, о "восьмисекундных фильтрах". Представители этого поколения выросли в мире, в котором возможности просто безграничны, а вот времени на все не хватает. Именно поэтому они адаптировались к необходимости очень быстро оценивать и просеивать огромные объемы информации. «Радар этого поколения настроен на поиск стоящего их времени. Для того чтобы завоевать их внимание и преодолеть фильтры, следует обеспечить переживания, приносящие немедленную пользу и являющиеся очень увлекательными.

4. «Зеты» с лёгкостью ищут информацию и думают, что с интернетом могут практически всё. Однако это сказывается на внимательности: скорость восприятия информации растёт, а концентрация внимания постоянно падает. Они имеют привычку скользить взглядом, а не запоминать. От этого часто страдает процесс обучения, т.е. новое поколение сознательно ограждает себя от избыточной информации и стремится осмыслить, осознать то, что доступно человеческим умственным возможностям. http://иосл.рф/books/soc_obrazovanie/Решетников О. Поколение Z

5. Представители этого поколения хотят получать всё и сразу. Они привыкли искать в интернете ту информацию, которая им не известна, они не против отдавать бешеные деньги за смартфоны, но в то же время считают практически постыдным платить за песни и фильмы, которые можно скачать бесплатно. Всю основную информацию люди Z получают из социальных сетей. Социальные сети? Конечно. Книги? Определённо, нет. Видеоигры? Наверняка. Спорт? Ни в коем случае. Скорость? Да. Терпение? Никак нет.

6. Они живут в постоянном страхе упустить что-нибудь важное. Их терзает даже мысль о том, что что-то новое и захватывающее прошло мимо. Социальные сети — их главный наркотик. Постоянно обновляющаяся лента с фотографиями в Instagram, молниеносные сообщения в мессенджерах, вездесущие Twitter и Tumblеr, видеоблогинг , а теперь еще появилась китайская сеть Тик Ток.

7. Сейчас мы в общих чертах обрисовали то, что представляет собой мир типичного представителя поколения Z — независимого, упрямого, прагматичного и всегда находящегося в движении. Не единожды за свою жизнь представители этого поколения видели, как огромное количество технологий и гаджетов устаревали, а им на смену приходили новые. Именно поэтому у них сформировался особый подход к процессу обучения: люди поколения Z окончательно стали «самопедагогами». Они не будут ждать, пока кто-то предложит им помощь, а просто зайдут на YouTube и посмотрят очередной обучающий ролик.

8. Чтобы понять «зетов», нужно разобраться в логике их поступков и мышления, особенностях мировосприятия. Вот несколько фактов о представителях поколения Z, которые могут помочь найти с ними общий язык и подобрать действенные методы обучения http://elenayavorskaya.coachguru.ru/kak-vospityvat-pokolenie-z-ekologichno-dlya-nix-i-dlya-nas/:

1. «Представителям поколения Z необходимы разъяснения и инструкции в работе

Эффективно работать «зеты» смогут только тогда, когда достигнут предельной ясности в последовательности действий, зонах ответственности, формате взаимодействия с другими

Требования и подсказки лучше составить в виде инструкции, поскольку поколение Z не привыкло долго слушать.

2. Зеты ждут индивидуальных задач и поручений

Упирая на уникальность, тем самым подчеркивая их отличия от других, вы сможете давать задания, которые «зеты» непременно выполнят.

3. Критиковать молодежь нет смысла, необходим конструктивный разбор удач и промахов

Поколение Z не обижается на критику. Вряд ли они даже каким-либо образом прореагируют на упреки в безответственности, халатности, нарушении моральных норм. Скорее, расценят напористую критику руководителя как знак того, что он не понимает их. Между тем, с их точки зрения, все их поступки логичны, последовательны и понятны.

4. За инфантилизмом скрывается четкая расстановка приоритетов

Все, что не совпадает с ценностями, внутренним миром и личными интересами «зетов», не вызывает в них никаких треволнений и желания проявить участие. Они глухи ко всему, что, на их взгляд, не полезно и не нужно, не имеет прикладного характера. Будучи погруженными в бесконечный поток информации, люди поколения Z научились жестко отметать то, что не нужно для жизни. Иначе можно утонуть. Поэтому общаться с «зетами» лучше всего предметно, по делу. Они сами смогут выявить и исправить недоработки.

5. «Зеты» обладают клиповым мышлением и живут в многозадачности

Поколение Z предпочитает потреблять и перерабатывать информацию короткими порциями. Им можно и нужно ставить одновременно несколько разных задач на короткий срок. Их гиперактивность и способность постоянно переключать внимание поможет справиться с работой.

Задачи для «зетов» должны быть простыми и лаконичными. Лучше, если их будет три-пять, причем разноплановых.

6. «Зеты» – поколение «лайков». Находите поводы их регулярно хвалить. Представители этого поколения привыкли с детства к поощрениям. Рекомендуйте руководителям искать поводы для похвалы. Хотя бы за старание и усердие».

Педагогам и учителям Теория поколений дает понимание целого ряда вопросов: например, какие новые предметы нужно вводить, как работать с молодежью определенного поколения, с их запросами и привычками воспринимать информацию, с пониманием акцентов — что им интересно, а что нет. Теория поколений помогает понять, какие когнитивные, визуальные, слуховые и поведенческие аспекты стоит затронуть в процессе обучения, подсказывает, как сделать, чтоб молодежь на это среагировала. Поколенческий подход также дает возможность прогнозировать, какие новые темы обучения появятся, какие акценты расставлять в будущем, куда двигаться и как развиваться.

Конечно, можно постоянно сетовать на то, что молодежь практически не читает, заставлять их читать серьезные литературные тексты, задавать писать множество тренировочных упражнений. Но такая позиция никак не способствует усвоению иностранных языков, особенно, если человек приступает к изучению языка с желанием на нем заговорить, а встречается с устаревшими методическими подходами и отсутствием выхода в реальные речевые ситуации.

Современные школьники и студенты изменились, соответственно, учебные пособия должны создаваться с учетом нового типа восприятия.

Несмотря на достаточное количество отрицательных черт современного технократического общества, исследователи отмечают, что склонность к чрезмерной визуализации вовсе не означает, что новое поколение учеников деградирует. Новый когнитивный тип отличается большей долей подвижности и активности. И если с одной стороны молодые люди могут выглядеть пассивными, вовлеченными только в гиперпространство своего телефона – на самом деле, они не созерцают пассивно: они активно творят, разрабатывая и обмениваясь собственными шутками в графическом виде, обрезая и монтируя видео, экспериментируя с аудиозаписями и пр.

При правильном применении и ориентации на потребление визуальной информации участники образовательного процесса способны сохранять заинтересованность в процессе обучения так же долго, как и при знакомстве с новой компьютерной игрой.

Эффективность обучения будет зависеть только от того, чтобы предоставить обучающий материал в таком электронном виде, который вызывает у студентов положительные ассоциации

Достаточно любопытные открытия в нейропсихологии также касаются и выносливости учащихся при взаимодействии с визуальной информацией, представленной в электронном виде Современные молодые люди могут проводить за компьютером до 12 часов без перерыва, при этом они не будут чувствовать ни малейшего напряжения ни от неподвижной позы, ни от постоянного восприятия и переработки визуальной информации. Если мы сравним характеристики процесса обучения и процесса игры на компьютере, мы увидим некоторые общие черты: необходимость сохранять сосредоточенность на долгое время, сидеть в одной позе, воспринимать и перерабатывать информацию, разрешать какие-либо поставленные задачи и проблемы. Тем не менее, оказавшись в контексте учебной деятельности, современные учащиеся склонны быстро терять сосредоточенность, скучать, проявлять все признаки крайней усталости уже на первом получасе занятия.

То есть современный когнитивный тип учеников не означает, что психические процессы мышления, восприятия и переработки информации деградируют – просто изменяется способ приобретения и усвоения информации и сам стиль мышления.

Что же следует делать?

На наш взгляд, следует изменить стилистику преподавания и насытить учебные занятия максимальным количеством интерактивных форм. Мобильные упражнения потребуют от учеников такой деятельности в сфере компьютерных технологий, к которой они уже привычны и воспринимают ее более позитивно, нежели традиционное обращение к учебнику.

Такая установка означает, что все учебники и пособия должны сегодня иметь цифровой вариант, причем в формате гипертекста, с озвучиванием, подвижными иллюстрациями и автопроверкой всех упражнений.

Работа, в принципе, огромная и начинать ее нужно немедленно

Подводя итоги, подчеркнем следующее.

1. Под влиянием новых технологий когнитивный стиль восприятия нового изменился коренным образом. Человечество в целом перешло на другой уровень работы с информацией. Со стороны педагогов неразумно этого не видеть, нам всем следует признать, что точка возврата пройдена и что этот факт следует учитывать в учебном процессе.

2. Однако следует также учитывать, что во многих районах Земли даже обычная грамотность все еще недоступна 100 процентам населения, не говоря уже о современных гаджетах, которые широко используются в мегаполисах, но еще не пришли в очень большое количество деревень. Поэтому прежние педагогические технологии и методики обучения еще довольно долго будут востребованы.

3. Тем не менее заботиться о переходе на новые формы образования совершенно необходимо. И хотя сейчас пишут очень много статей об этой необходимости, очень мало пока еще делается на практике. Трудность заключается в том, что для создания современных обучающих материалов по РКИ, которые отвечали бы потребностям поколения Z, необходимы усилия людей разных профессий: преподавателей и методистов, программистов, художников, дикторов, переводчиков с самых разных языков. Кто будет финансировать и координировать всю эту совместную работу – пока неизвестно. Наша же задача - писать сценарии новых электронных материалов, логически связанных между собой в целые образовательные блоки. Тогда в момент предоставления финансирования мы уже буде иметь готовые для последующей реализации логически связанные между собой учебные задания, которые сразу можно начинать программировать, озвучивать, переводить и иллюстрировать. То есть наша задача – задача русистов – остается прежней: создавать качественные образовательные материалы. А их воплощение в электронной форме мы вправе делегировать людям других специальностей.


Часть 2.

Использование новых технологий

для обучения школьников и студентов поколения Z.

(РКИ, начальный уровень)


В последнее время выходит очень много статей, посвященных необходимости пересмотреть учебные модели, перейти на цифровые формы объяснений (с мультипликациями, подвижными чертежами, схемами, рисунками) и компьютерные формы тренинга. Но при увеличивающихся разговорах о необходимости таких учебных материалов, при том, что написано и пишется все больше статей о необходимости перехода на новые формы обучения, никто в России не создает их в области РКИ

То есть материалы, конечно, есть, но они немногочисленны, фрагментарны, разрозненны, т.е. нацелены на тренировку выборочных языковых явлений. Они не соотносятся с уровнями владения языком, не отвечают целям и задачам курсов. Главный же их недостаток – они не образуют системы и не предполагают последующего логического развития тренировки материала. Опять же, технически они очень несовершенны: нет перевода, нет ярких иллюстраций, тем более, анимаций.

В Институте иностранных языков Московского городского педагогического университета уже пятый год магистранты разрабатывают отдельные направления в курсе мобильного обучения РКИ.

Вот, например, первый шаг в изучении русского языка - освоение кириллического алфавита и правил чтения.

Анализ основных особенностей русского письма позволил выделить те из них, на которые нужно обратить внимание иностранца в первую очередь:

а) различение (в сравнении с латинским алфавитом) согласных п-р, п-н, ч-г, б-в, т-м: папа, мама, тётя, рост-пост, бор-вор и пр.;

б) правила чтения Е, Ё, Ю, Я в зависимости от позиции в слове (в начале слова, после гласного, после ъ-ь – двойной звук (йe, йo, йу, йa, - её, моя, мою), после согласного – смягчение этого предыдущего согласного и одинарный звук (е, о, у. а, - тётя, Люся),

в) буквы, свойственные только кириллице: г, д, ё, ж, з, й, л, ф, ц, ч, ш, щ, ъ, ы, ь, э, ю, я,

г) редукция при чтении О и Е в зависимости от положения в слове, от расстояния до ударного слога (мОлОко, паспОрт, мЕтро, сЕстра),

д) оглушение согласных на конце слова (друГ, багаЖ, гоД, клуБ ),

е) двойная функция Ь – смягчение предыдущего согласного (словарь, больше) или разделение согласного и Е, Ё, Ю, Я (семья, компьютер).

На первый взгляд, трудностей много. Но применение мобильных упражнений дает возможность быстро освоить все эти правила.


Все задания даются с озвучиванием и переводом на родной язык.

1. Для различения русских и латинских букв предлагается такое упражнение:

Слушайте названия городов, читайте их.

Каждый пример во всех последующих упражнениях предваряется вопросом Что это, причем вопрос перед каждой картинкой озвучивается, что постепенно приучает пользователя к правильному произнесению этих двух слов (слитно, с одним ударением на первом слоге, с оглушением первого согласного и редукцией заключительного О)

Что это?









2. Разные правила чтения гласных Е, Ё, Ю, Я в зависимости от позиции в слове (двойной звук в начальной позиции, после гласной и после ь и ъ; одинарный звук – после согласного с одновременным смягчением этого согласного) с заданием: слушайте названия стран, читайте их









3. Буквы, свойственные только кириллице:








4. Редукция гласных О, Е:
























5. Оглушение на конце слова:
















При выполнении этих упражнений ученики не только осваивают правила чтения, оценивают разницу в звучании названий одного и того же объекта на родном и на русском языке, но и получают культурологическую информацию. Например, при выполнении упражнения «Страны и столицы» выяснилось, что многие не знают основных столиц мира, не говоря уже о восприятии этих названий в русском звучании.

















































и т.д.



В это упражнение всегда можно добавить сведения о стране, чьими гражданами являются иностранцы, о некоторых соседних с ними странах.

Далее предлагается упражнение «Музеи мира». Упражнение состоит из последовательно идущих друг за другом названий: Страна – город – музей – картина – автор. Каждая строка сопровождается фотографиями и аудио файлом












































Другие примеры:

Это Франция, это Париж, это Лувр, Это Мона Лиза, художник Леонардо да Винчи.

Это Италия. Это Флоренция. Это галерея Уффици. Это картина «Весна». Художник Ботичелли.

Пример могут быть любые, но всегда желательно включать родные страны учеников.

Если в предыдущих упражнениях вопрос звучал «Что это?», то в следующем упражнении к каждому предложению звучит вопрос «Кто это?», формируя на бессознательном уровне некоторые представления о категории одушевленности-неодушевленности.

Задание: слушайте, затем читайте, обращая внимание на редукцию и оглушение. Знаете ли Вы эти лица и имена?

Кто это?

Это Пушкин. Он поэт.

Это Моцарт. Он композитор.

Это Путин. Он президент.

Примеры из этого упражнения: Леонардо да Винчи, Винсент Ван Гог, Иоганн Себастьян Бах, Уильям Шекспир, Мэрилин Монро, Пол Маккартни, Дональд Трамп, принц Уильям и т.д. В зависимости от национальности иностранцев возможны разные варианты.

В следующем упражнении портреты и подписи к ним даются раздельно, к каждому портрету нужно подвести подпись в соответствии со звучанием имени.


Далее возможны различные тренировочные варианты: 1) соотнесение звучания с картинкой, 2) соотнесение портрета и сферы деятельности (даны портреты Пушкина, Моцарта, Путина, Трампа, Криштиану Роналду и др. и сферы деятельности: политика, спорт, музыка, поэзия. Если соединение правильное, то включается звук), 3) соотнесение человека и его профессии, 4) соединение музея и города или города и страны т.д.

Таким образом в течение 1-3 дней учащиеся полностью осваивают русский алфавит, освоение происходит под контролем произношения. при этом иностранцы получают большое количество культурологической информации.


Теперь перейдем к обучению грамматике.

Общеизвестно, что русский язык флективный. Обратите внимание: запомнить 12 окончаний для каждого существительного и прилагательного – не самая трудная задача. Гораздо труднее понять, когда какое окончание выбрать.

Иногда словоформы настолько различаются, что иностранцу трудно поверить, что это одна и та же лексическая единица: к другу - с друзьями. В то же время с другом и о другом оказываются разными лексемами.

Много трудностей вызывают разные значения одного и того же падежа (например, быть в городе - говорить о городе) или сходные, на взгляд иностранца, значения разных падежей (быть где, (where?) в городе - ехать куда, (where?) в город.

Вообще факт, что каждый падеж выполняет не одну функцию, а несколько (достаточно вспомнить шесть основных значений родительного падежа) повергает учащегося на начальной стадии обучения просто-таки в депрессивное состояние.

Не лучше обстоит дело и при первом знакомстве с правилами изменения по родам или по числам. Да, слова, которые оканчиваются на -а, женского рода, однако папа. дядя. дедушка, хотя и имеют форму женского рода, но обозначают мужчин и прилагательные согласуются с ними в мужском роде. Где логика? Или такое простое правило, как образование множественного числа с помощью окончаний -ы,-и, имеет, оказывается немало исключений: сады, но города, столы, но стулья.

Даже этих нескольких примеров достаточно, чтобы показать, как трудно приходится учащемуся в первые дни обучения, и как быстро среди всех этих правил и исключений погибает надежда овладеть азами разговорного языка в короткие сроки. Поэтому необходимы тренировочные материалы.

Определим, какие задачи стоят перед разработчиками при создании упражнений для уровней А1-А2.

Прежде всего необходимо ознакомить учащихся с падежной и видо-временной системой, а также активизировать лексический минимум 1000 словарных единиц.

Поэтому главным для разработчиков упражнений по РКИ, является осознание необходимости создания логически взаимосвязанных комплексов упражнений по конкретным темам РЯ, в совокупности представляющих единую упорядоченную пошаговую систему упражнений, отвечающих целям и задачам обучения на различных этапах обучения РКИ.

При создании каждого такого комплекса, помимо того, что он должен коррелировать с другими комплексами системы и занимать определенное место в ней, важно грамотно выстроить предъявление языкового материала. располагать его последовательно, опираясь на принцип от простого к сложному, постепенно наращивая языковые трудности. В упражнении не должно быть более одной сложности.

Поэтому у разработчиков должно быть четкое представление о последовательности введения грамматического и лексического материала, о пошаговости знакомства с каждой трудностью, о соответствии грамматической темы и сопровождающей ее лексики.

Рассмотрим алгоритм введения трудностей языкового явления на примере употребления предложного падежа в одном значении – места.

Предложный падеж, как правило, изучается первым и косвенных, поскольку он имеет одинаковые окончания для мужского, женского и среднего рода. Однако, когда мы начинаем рассматривать его с точки зрения иностранца, проблем возникает много. Поэтому важно предусмотреть пошаговое наращивание трудностей.

Вот, например, такая последовательность значений (и упражнений с красочными картинками на закрепление каждого из этих значений):

1) Значение падежа - ответ на вопрос где?

1) Это Лондон. Где живёт Джон? Джон живет в ЛондонЕ.

2) Это Пекин. Лю живет в ПекинЕ.

3) Это МосквА. Иван живет в МосквЕ.

2) Различение предлогов на и в (в университете, в магазине, в банке, но на почте, на конференции, на стадионе, на странице).

3) Окончание –Е у существительных мужского, женского и среднего рода; (в домЕ, в комнатЕ, в креслЕ).

4) Существительные, оканчивающиеся в именительном падеже на ­ия,-ие в предложном имеют флексию ­и. (Россия – в России, здание –в здании).


Через какой-то промежуток времени можно расширить информацию:

5) некоторые существительные, образуют форму предложного падежа на -у (в аэропортУ, в шкафУ, на полУ).

6) существительные женского рода на ь, в предложном падеже имеют окончание и (тетрадь – в тетрадИ, площадь – на площадИ).


В процессе изучения и тренировки этих окончаний используются не только упражнения на подстановку, на соединение правой и левой части, но также диалоги:

Задание: Найдите все слова в предложном падеже


-Ты не знаешь, где мои ключи?

-Может на полке?

-Здесь нет.

-Тогда посмотри в сумке.

-Тоже нет.

-А в куртке, в кармане?

-И там нет.


Задание: слушайте диалог, обратите внимание на разное значение словосочетаний «в метро» и «на метро».


-Алло, Маша, привет!

-Привет!

-Алло, алло, я тебя не слышу. Ты где?

-Я уже в метро, тут шумно.

-Успеешь приехать к часу?

-Да, успею. Еду на метро, а то пробки.

-Хорошо, жду.


Диалоги, конечно, озвучены, по ним сняты короткие видео.


После чего можно дать несколько упражнений познавательного характера.

Например: выберите страну и ответьте на вопрос.

1. Где пьют чай в 5 часов?

2. Где выбрасывают старые вещи в Новый год?

3. Где не дарят живые цветы?

4. Где заходят в дом без обуви?

5. Где бывает сиеста?

(Англия, Италия, Китай, Япония, Испания)


Вопросы написаны и озвучены, а также проиллюстрированы. Ответ необходимо напечатать в предложном падеже, и если он верный, то он также озвучивается.

Или такое упражнение на понимание (два последних упражнения по лексическому составу соответствуют уровню А2, поэтому используются в период обобщения всех значений и правил образования предложного падежа).

1. В Лондоне в здании Парламента Великобритании запрещено умирать.

2. В Италии нельзя покупать подделки.

3. В Китае нельзя дарить четыре предмета.

4. В Корее нельзя дарить носовые платки.

5. В Алабаме нельзя носить мороженое в карманах.

6. Во Франции нельзя называть свиней именем Наполеон.


Далее (на уровне А2) будут изучаться формы множественного числа существительных в предложном падеже: в аудиториях, в странах, в университетах,

формы множественного числа притяжательных местоимений: в наших семьях, в его/ее книгах,

затем формы единственного и множественного числа прилагательных: в жарких странах, в европейских городах,

и порядковых числительных: в первых текстах.

Еще раз подчеркнем: все упражнения озвучиваются и снабжаются яркими иллюстрациями, которые способствуют пониманию предложений и даже выработке механизмов вероятностного прогнозирования.



Другой пример - введение основных значений творительного падежа:

1. Формальное, т.е. связанное с формой значение. Кто/что с кем/с чем. Предлог С является формальным признаком, сигналом, что употребить нужно именно творительный падеж. Отрабатываются формы мужского, женского рода существительных и формы множественного числа. Здесь уместна отработка названий еды и напитков.

Чай с сахаром и лимоном, кофе с молоком, пирожки с мясом, с капустой, с яблоками, борщ со сметаной и т.д.

Красочные фотографии очень оживляют учебный процесс.


2. Значение инструмента:

писать ручкой, рисовать фломастером, красками, есть вилкой, ложкой





Во Франции торт едят вилкой, а в России — ложкой.
















В Китае рис едят палочками, а в Туркмении — руками.



















3. Употребление глаголов, требующих творительного падежа:

Заниматься чем? Интересоваться чем? Любоваться кем? чем?

Торговать чем?

4. Отработка конструкции с глаголом быть в инфинитиве, прошедшем и будущем времени:

Он – студент. Быть , был, будет студентом.

Он справедливый. Он был, будет справедливым.

Здесь возможности для тренировки безграничны, потому что нужно запомнить огромное количество прилагательных, характеризующих человека: умный, добрый, жадный, скромный, веселый, застенчивый, молчаливый и пр.

Предлагая ученикам такую последовательность заданий, мы закрепляем в их сознании значения падежей и, что главное, расширяем и закрепляем словарный запас.


Привычность, экранный формат – не главное качество мобильных приложений. Главное – чтобы было интересно. Чтобы человек при изучении языка, т.е. при тренировках, получал удовольствие. Его внимание должно быть хотя бы на 50 процентов направлено на выигрыш, на стремление к победе, на набор очков, а не на запоминание слов и правил.

Вот упражнение на описание внешности человека.

После выполнения предварительных заданий на знакомство со словарем (рост, полнота, волосы, одежда, возраст) предлагается 2 следующих упражнения:

1. Прослушивается диалог, затем он читается, затем выбираются ответы на вопросы.

-Алё, привет!

-Привет, как дела?

-Нормально. Слушай, ты помнишь, что мне нужно передать тебе посылку?

-Конечно, я не забыл!

-Проблема в том, что я заболел, но я могу попросить старшего брата подвезти тебе посылку на вокзал. Так пойдёт?

-Да, думаю, так будет нормально. А чем ты заболел?

-Гриппом. Ну так как, прислать брата?

-А как я его узнаю? Как он выглядит?

-Он среднего роста, у него тёмные волосы и короткая стрижка. Он всегда ходит в футболке с надписью на груди и в чёрной куртке с серым капюшоном.

-Ладно. А как его зовут?

-Сергей. Тогда я ему всё передам, не опаздывай!

-Хорошо, я постараюсь! Поправляйся!


2. На следующем этапе предлагается картинка, на которой нужно найти описанного человека.








При предъявлении фотографии аудитория единодушно произносит «Оу!», но потом достаточно быстро находят искомое лицо.


Работая с трудной темой – датами - (в каком году, какого числа какого года), необходимо предоставлять тренировочный материал в таком виде, чтобы внимание пользователей было направлено, в первую очередь, на содержательную сторону, чтобы молодые люди могли потом задать вопросы своим сверстникам, выглядеть в их глазах умными и знающими. Вопросы могут быть такого типа:


Когда Юрий Гагарин полетел в космос? - 12 апреля 1961 года (двенадцатого апреля тысяча девятьсот шестьдесят первого года)



Когда шотландец Александр Флеминг открыл пенициллин? - В 1928 г.(в тысяча девятьсот двадцать восьмом году) Лекарство начали делать в 1943 г. (тысяча девятьсот сорок третьем году).



В каком году южноафриканский хирург Кристиан Барнард сделал первую пересадку сердца от человека человеку? - 3 декабря 1967 года в Кейптауне


Когда впервые люди разговаривали в компьютерной сети (Интернет)? Разговаривали Стэнфордский институт , Университет Лос-Анджелеса, Университеты Юты и Санта-Барбары. - В 1969 г. (в тысяча девятьсот шестьдесят девятом) году.


Ответы даются в произвольной последовательности, пользователи должны по смыслу выбрать правильный ответ (или угадать). При этом правильный ответ озвучивается.

Таким образом мы видим, что у разработчиков две главные задачи. Первая – определить все лексические и грамматические темы и создавать для каждой темы отдельно большие комплексы упражнений, обеспечивающие постепенность освоения темы, повторяемость, концентричность подачи материала. Вторая – сделать мобильные приложения как можно более занимательными, интересными, пополняющими знания о мире, развивающими наблюдательность, память

В случае создания большого количества упражнений отпадает вопрос о привязке мобильных приложений к какому-либо учебнику (имеется в виду базовый уровень владения языком, включающий в себя обязательное овладение падежной и видо-временной системой на примере 700-1000 лексических единиц). Мобильное приложение становится тренировочным дополнением к любому учебнику. Пользователи смогут поступательно переходить от одного упражнения к другому, расширяя словарь, автоматизируя навыки в употреблении грамматических форм, тренируя слух. Причем в любом месте и в любое время.

Конечно, на сегодняшний день без преподавателя невозможна проверка продуктивных высказываний, но всю механическую тренировку можно превратить в занимательную и познавательную игру с автоматизированной проверкой, озвучиванием, начислением очков, переходом на более высокие уровни.



Часть 3.

Использование мобильных приложений в обучении аудированию.


Помимо упражнений по лексике и грамматике необходимо создавать комплексы мобильных заданий по аудированию, говорению, чтению и письму. Некоторый опыт тоже имеется. Еще в начале 2000-х гг. был разработан аудиокомплекс для уровня А1.

Суть его заключается в том, что ученику предлагается аудиозапись на 30-40 минут звучания. Эта аудиозапись представляет собой набор микродиалогов и текстов уровня А1 со стартом от нуля и постепенным нарастанием словаря и грамматических правил.

Когда мы начинаем изучать иностранный язык и пробуем оторваться от схематичных учебных текстов, на каждом шагу нас поджидают сюрпризы на уровне узуса, на уровне "так говорят". Наибольшие трудности вызывает не запоминание лексики и не изучение грамматических правил, а несоответствие словоупотреблений


Меня зовут ..

My name is (моё имя есть) …,

je m’appellе (я зову себя)

nazywam sie (я называюсь)


Aujourdui nous sommes lundi – (Сегодня (мы есть) понедельник).

I am twenty. - (Мне (Я есть) двадцать лет).

Ich habe mein bruder gern. - (Я люблю (своего) брата).


Эти выражения мы просто запоминаем. Но при изучении системных правил, т.е. грамматики, учащегося затрудняет именно нарушение только что изученных правил. Например, в род. падеже - много студентов, но братьев, столов, но стульев. На вопрос учащихся Почему? ответ один: «Так говорят».

Далее мешает интерференция. Поляки говорят zaczynam sie uczyc rossyiskiego, что в точном переводе дает начинаю-сь учить русского вместо я начинаю учить русский язык. Конечно, при самостоятельном построении подобной фразы ученик неизбежно сделает хотя бы одну ошибку.

Но падежные формы все же можно выучить, а вот несоответствие словоупотреблений – проблема более сложная

Одна из трудностей на начальном этапе изучения русского языка - освоение конструкции «У меня есть...». Профессор МГУ в одном из своих выступлений сказала: «Объясните, что вместо I have мы говорим У меня есть - и этого достаточно. Это просто языковой факт, совсем не трудный». Но!!!

1) У меня (тебя, него, неё, нас, вас, них) есть...у брата,, у сестры, у сестёр, у матери, у матерей, у отцов ... Форм родительного падежа очень много, этот падеж наиболее щедр на окончания.

2) Почему мы говорим У меня есть брат, но У меня брат, а не сестра. «Куда делось «есть»? - спрашивают иностранцы.

У него две машины, - здесь еще можно вставить есть.

У детей завтра праздник в школе, – здесь невозможно.

В нашем городе есть три музея - русские так не говорят. Они скажут «у нас в городе три музея». Иностранцу трудно осознать такую конструкцию.

3). Омонимия конструкций не добавляет учащемуся оптимизма

У окна нет форточки. У окна нет места для стола. На взгляд иностранца это два абсолютно одинаковых по структуре предложения, хотя в первом случае Oknojebrezodprtine, а во втором okno ni prostora za mizo


Самый простой рассказ начального этапа – «Моя семья» - таит множество подводных камней.

У вас есть брат? – У меня два брата ( без «есть»). У меня две сестры, но нет братьЕВ (нерегулярное окончание).

We are three Нас в семье трое:мама, я и брат. Где работает ваш брат?Он сервирует безин. (?!!!) (He serves petrol- работает на бензоколонке)

К сожалению, именно стремление сказать правильно, точно перевести с родного языка порождает основное количество ошибок.

Мне надо спросить проектор от Андрея

вместопопросить у Андрея.

Не только сегодня, но тоже завтра.

Говори низко- Keepyourvoicedown - Говори тише

I am on my way Я на моей дороге - Я уже еду

Разница в словоупотреблении – самая большая проблема для изучающего иностранный язык.

Еще одна проблема - использование дискурсивных слов. На начальном этапе эти слова вызывают у иностранцев много затруднений. Неужели он не придет? Разве ты не знаешь? Ты же умеешь! Главная трудность в том, что эти слова как правило не имеют точных эквивалентов в других языках, переводятся другими способами при выражении того же смысла (ср. англ You can, сan’t you?), а значит, трудно понять их значение и тем более трудно научиться употреблять их в собственной русской речи. Поэтому мы считаем необходимым включать их в учебные диалоги начиная с первого занятия.

Сложны для понимания внутренней смысловой структуры многие русские отрицания: «Да нет!», «Да уж», «Да ты что!»

Сложна для усвоения другая сочетаемость лексических единиц:

Чай крепкий (русск.) – чай сильный (англ.)

Но повторимся. Самое сложное – другая структура мышления. А соответственно и другая структура предложения.

К сожалению, именно стремление сказать правильно, точно перевести с родного языка порождает основное количество ошибок.

В эпоху глобализации, общения в Интернете, взаимопроникновения культур знакомство с русским дискурсом должно происходить только на примерах, отражающих реальное словоупотребление, а не искажающих его. Задания должны требовать от учащегося не построения аналогов по «правильным» моделям, а

-восприятия реальных словоупотреблений,

-знания не имеющих точного перевода дискурсивных единиц,

-часто языковой догадки,

-умственного усилия для создания собственного высказывания.

Для успешного обучения РКИ необходимо как можно раньше и как можно шире включать в учебные материалы образцы реального русского дискурса, что способствует выработке навыков их понимания и продуцирования.

Итак, для создания собственного высказывания учащийся должен:

-запомнить значения слов,

-запомнить окончания,

-правильно выбирать словоформы,

-правильно соединять их между собой,

-правильно согласовать окончания существительного и прилагательного,

-правильно выбирать сочетаемые друг с другом лексические единицы,

-правильно опускать словоформы (такие, как глагол «быть» в настоящем времени).

Слишком много одновременных задач для начинающего, который пытается создать собственное высказывание на русском языке.

Как помочь учащемуся? Как облегчить вхождение в реальную речь? Как научить правильно выбирать и связывать между собой лексические единицы, если их выбор обусловлен не четкими закономерностями, а объяснением «так говорят»?

Включение в учебник – не гарантия усвоения.

Мы предлагаем очень простой, действенный, старый и широко известный, но, как правило, очень редко применяемый способ – обильное слушание учебных диалогов.

При аргументировании данного тезиса без банальностей не обойтись.

Банальность первая. Невозможно обучать пониманию звучащей речи без слушания звучащей речи. Сколько ни играй на рояле, это не научит играть на скрипке. Чтение, выполнение упражнений и даже слушание преподавательской речи на уроке не готовит к восприятию живой речи. Слушание в классе текстов из учебника, читаемых такими же начинающими, т.е. в очень медленном темпе, с неправильным произношением, с ошибочными ударениями, с нерусской интонацией (не говоря уже о лексической и синтаксической выхолощенности этих текстов) никак не может удовлетворить потребности учащегося в слушании. Итак, если мы хотим научить своих учеников слушать и понимать, надо дать им возможность слушать

Банальность вторая: С первого дня изучения иностранного языка слушание должно стать непременным, постоянным и длительным (не менее 1 часа в день) атрибутом любой формы обучения, курсовой, групповой или индивидуальной, профессиональной или в любительских целях. Учить язык без слушания так же неэффективно, как учиться плавать без воды, например, на песке или на травке.

Что подразумевается под «слушанием»? Можно включить радио. Слушать песни. Поехать в страну. Однако! Можно жить в чужой стране годы и не научиться понимать ничего кроме десятка слов и выражений типа «Здравствуйте», «Спасибо» и «Сколько стоит?».

Эмиграция 90-х годов показала, что выходцы из СССР образуют в США такие же замкнутые языковые кланы, как китайцы или латиноамериканцы, и практически не пользуются английским языком, не знают его и не испытывают потребности знать. Их слух закрыт и чужой язык не воспринимает.

Именно так большинство их нас слушает песни на иностранных языках - ничего не понимая и не запоминая, а если и запоминая какие-то сочетания звуков, то все равно не понимая их смысла.

Язык как океан. И чтобы плавать в этом океане, нужны какие-то ориентиры и опоры. Поэтому для начала нам нужно учебное слушание, традиционно называемое «аудированием».

Для аудирования с первого дня обучения учащемуся нужен некий отрезок звучащего текста, достаточно продолжительный, не менее 30-40 минут звучания. Этот звучащий текст необходимо слушать ежедневно и много, не менее двух раз в день.

Звукозапись состоит из отдельных текстов, предпочтительно диалогических. Фрагменты могут быть связаны общей темой, могут быть со сквозными персонажами, могут быть набором разноплановых текстов.

Что представляют собой эти тексты с точки зрения лингводидактики?

Текст должен быть учебным. С лексической точки зрения, это некие фрагменты ежедневной речи носителей языка. Разумеется, для уровня А1 тексты должны основываться на базе первых 500 словарных единиц, но отдельные вкрапления нечастотной лексики вполне допустимы. Как правило, тексты предлагаются самые простые и банальные, но они прекрасно выполняют свои задачи:

- приучают к звучанию иностранного языка, постепенно приводя к пониманию сначала отдельных фрагментов, а затем и общего смысла повторяющихся снова и снова текстов,

- постепенно формируют навыки членения потока речи на синтагмы, выделения ключевой информации,

- вырабатывают навык узнавания разных словоформ одной и той же лексической единицы в потоке речи, что для русского языка имеет огромное значение (друг - друзья, стол - столы (с редуцированным «о» во множественном числе), дочь - с дочерью и пр.),

- формируют не менее важный навык догадываться по контексту, что означает звучащая словоформа при наличии омофона (мой руки – мой брат),

- постепенно формируют у учащегося даже не осознаваемые им «образы» русской интонации и ударных слогов,

- и самое главное, при регулярном длительном прослушивании учащийся постепенно запоминает целые фрагменты высказываний, которые потом легко может использовать в собственной речи либо целиком, либо с необходимыми небольшими модификациями. При этом ему не нужно составлять из отдельных слов-кирпичиков фразу и не нужно заботиться о том, правильно ли он выбрал падеж существительного, форму глагола.

Лексика постепенно расширяется до 500 слов, грамматика- от употребления простых конструкций с предложным места до использования всех падежей существительных, прилагательных, местоимений, числительных, а глаголов в трех временах плюс императив (обязательно!!!), как в совершенном, так и в несовершенном виде.


Обращаем внимание преподавателей на то, что учащиеся слушают тексты без зрительной опоры. И только когда они практически выучат их наизусть, им можно дать письменную расшифровку текста и вместе обсудить оставшиеся непонятными фрагменты.

Какая методическая установка должна быть дана учащемуся перед слушанием? На что он должен обращать внимание? Какую информацию выделять?

Установка одна – слушать обязательно каждый день и как можно больше раз. Слушать, не стараясь понять. Это даже не слушание, а слышание. То есть вы просто слышите какие-то голоса, говорящие по-русски. Не надо слушать специально. Не надо стараться понять, о чем говорят. Пусть это просто звучит. В это время можно гулять с собакой, ехать на велосипеде или в метро, стоять в пробке, бриться, делать маникюр, гладить – количество дел бесконечно.

Этот вопрос часто задают слушатели ФПК. Ответ вызывает много споров именно со стороны опытных педагогов, которые прекрасно знают дидактику. Установка «слушать, не обращая внимания на то, что слушаешь» нарушает незыблемые основы педагогики. Но для современного пользователя такая установка является облегчением, снимает с него груз ответственности – и тем самым разблокирует страхи, напряженность, снимает сознание обязательного тяжкого труда (вспомним установки интенсивного метода). Сравните сами:

«-О-о-о, уже вечер, а так устал, а надо ещё два раза прослушать эту непонятную муть. Ну её, завтра послушаю.»

«-Я ничего не должен, только включить, чтобы оно бухтело». Человек включает – и все постепенно само запоминается.

Вот несколько примеров звучащих учебных текстов. Их можно слушать с первого дня обучения, а весь грамматический и лексический материал, заложенный в показанных двух диалогах, будет пройден за первые 6-8 часов обучения.

1. ОБЕД

- Мама, мы хотим есть!

-Мойте руки и за стол! Берите хлеб! Вот салат. Аня, вот твоя тарелка. Ешьте суп. Сережа, почему ты не ешь суп?

- Мам, я не хочу!

-Почему?

-Мам, я не люблю суп!

-Даже слушать не хочу! Ешь!

-Мам, я знаю, почему он не ест суп. Смотри, что у него в кармане! Конфеты!



РАСПИСАНИЕ НА СЕГОДНЯ

– Мистер Янг!

– Да, Ниночка.

– Вот ваше расписание на сегодня.

Что у меня там?

– Сейчас у вас новый клиент.

А где контракты?

– Вот они, у вас на столе.

– Спасибо. А что потом?

– Днём у вас обед в «Венском кафе». Там хочет быть и наш генеральный директор.

А когда это?

– В час.

А что потом?

– Вечером в 6 часов у вас русский язык, а потом в 9 часов – фитнес.


Какие выводы можно сделать на основании этих фрагментов?

1. Лексика наиболее частотная.

2. Грамматические формы достаточно просты.

3. Тематика, как правило, «из ежедневной жизни».

4. Язык «выдает себя», показывая специфические для него словосочетания, формы глагольного управления, дискурсивные слова, обеспечивающие когезивность текста.


Довольно часто задают вопрос: зачем в первые недели обучения слушать тексты, которые заведомо невозможно понять?

Во-первых, в грамотном учебнике уже первый урок дает некоторый материал, на базе которого можно составить диалог.

Так, на первой странице учебника, когда учащиеся только что познакомились с первым десятком букв русского алфавита и для тренировки прочитали подписи под первым десятком картинок, им предлагается такой диалог:

Что это? Это рука?

– Да, это рука.


– А это?

– Это тоже рука.


– А это рука?

– Нет, это не рука, это ручка.

В диалоге использовано 7 согласных и 5 гласных. Ученики только что ознакомились с этими русскими буквами, других они пока не знают. Но в шести строчках диалога они получили следующую информацию:

1) в отличие от европейских языков, в русском языке кисть руки и кисть+предплечье+плечо называются одинаково;

2) слова рука и ручка хотя и звучат похоже, но имеют разные денотаты;

3) глагол-связка быть в настоящем времени опускается

4) в русском вопросительные и утвердительные предложения различаются интонацией (Это рука? Это рука.);

5) подтверждение, согласие обозначается словом да;

6) отрицание можно выразить словами нет и не;

7) А в начале предложения не имеет денотата, это дискурсивное слово, которое служит коннектором. И если русский употребляет это слово в диалоге не задумываясь, то у любого иностранца сразу возникает вопрос "Что значит А?", но при попытке найти ответ в словаре он терпит неудачу. Поэтому особенно важно, чтобы с первых уроков преподаватель объяснил, что это служебное слово, в данном случае оно связывает в живой диалог два предложения, и тогда эти предложения становятся фрагментом настоящей русской речи.

Посмотрите. Это первый урок. Первые полчаса урока. Весь материал этого диалога обсужден на уроке. На этом же уроке учащийся получает задание многократно слушать 40-минутную запись диалогов. Первый диалог ему уже будет понятен.

Во-вторых, первые три-четыре звучащих текста конечно гораздо беднее по лексическому составу и грамматическим формам, чем последующие. Нарастание трудностей идет постепенно.

В-третьих, слушание с опережением, на наш взгляд, не минус, а плюс для учащегося.

Остановимся на этом подробнее. Когда начинаешь составлять диалоги для начального этапа, то и дело подворачиваются еще не пройденные падежные формы или видовые употребления. Можно, конечно, заменить их более простыми, вернее, более примитивными выражениями, но это нерентабельно. Курс слушания рассчитан на достаточно долгий срок, обычно в несколько недель, и если он состоит из диалогов типа «Где Антон? – Он там», то, порадовав учащегося доступностью и понятностью при первом же предъявлении, он воспринимается как скучный и бессмысленный при повторном прослушивании. Если же диалоги составлены на основе первых 500 слов, то для учащегося они интересны даже не содержанием, а процессом постепенного понимания. Сначала его слух выхватывает отдельные знакомые слова и словосочетания, затем отдельные смысловые фрагменты, а когда он начинает понимать текст в целом, то это понимание уже само по себе служит ему наградой и очень стимулирует.

Как правило, в каждом тексте долго остаются непонятными какие-то отдельные фрагменты (иногда имеющие решающее значение для понимания общего смысла), и когда учащийся наконец «прозревает», если можно так сказать о слушании, когда к нему вдруг приходит инсайт, то есть озарение и понимание, это всегда радость .

Поэтому не нужно бояться включения в учебные тексты «опережающей» грамматики и лексики. И грамматика, и лексика очень скоро «догонят» тексты для слушания.

Обычно человек, начиная какое-то новое дело, в том числе и изучение иностранного языка, настроен решительно и оптимистично. Но если он честно выучил материал первых 4-5 уроков, дошел до 70-й страницы учебника, а ему все еще не предъявлен ни один глагол и никакого материала для реального общения («Где Антон?-Антон там» никак нельзя считать примером реального общения), то любой человек теряет энтузиазм, посыл, запал, драйв и дальнейшее обучение превращается для него в скучную рутину. Напротив, многократное слушание некоторого массива текстов, совершенно непонятных в первом предъявлении, как раз и обеспечивает ученика непреходящим удовлетворением от все более точного и полного понимания и смысла, и грамматической структуры аудируемого. Когда через две-три недели человек вдруг осознает, что длинная звукозапись, представлявшаяся абракадаброй, потоком трудных и непонятных звуков, оказывается набором вполне простых текстов, состоящих из актуальных, ежедневно употребляемых слов и выражений, когда многократно прослушанные фразы целиком всплывают в его памяти и этими фразами можно пользоваться прямо сейчас, когда в речи носителя языка опознаются уже знакомые по звукозаписи словесные блоки, то полученное удовлетворение гораздо сильнее, чем от множества похвал учителя и полученных пятерок.

Слушание без установки на понимание не отменяет обучения аудированию как виду речевой деятельности. На уроках ученики слушают тексты с заданиями на понимание, на поиск информации, с целью найти ответы на поставленные вопросы. – все как обычно. Просто тексты для сознательного аудирования соответствуют уровню знаний учеников: преимущественно знакомая лексика, значение незнакомых слов легко понять по контексту, грамматические явления в большинстве своем изучены. А дома следует продолжать постоянное слушание одной и той же 40-минутной записи.

Техническая сторона вопроса.

1. Тексты обязательно должны звучать в нормальном, т.е. в быстром темпе.

2. Как правило, профессиональные актеры или дикторы читают, нельзя сказать «хуже», но не так, как говорят в ежедневном общении. Поэтому целесообразнее привлекать к записи российских студентов и преподавателей РКИ. Это подтвердит любой автор или издатель, имевший при записи дело с профессиональными чтецами.

3. Современный уровень техники позволяет оформить эти звукозаписи таким образом, чтобы по желанию учащегося можно было выбрать либо сплошное прослушивание с начала до конца, либо, выбрав текст, задать команду «нон-стоп», и в течение, например, часа слушать один и тот же фрагмент.

4. Общий объем текста, составленного из разных фрагментов – не менее 30-40 минут звучания. Ученик слушает эту запись ежедневно, с начала до конца, лучше несколько раз в день, постепенно понимая, осознавая содержание диалогов, усваивая интонацию, запоминая все более объемные фрагменты речи – он движется к успешному овладению языком!

Технические проблемы также имеются.

Каждое мобильное приложение требует усилий не только преподавателей-русистов, но и переводчиков, дикторов для озвучивания, художников, программистов для обеспечения автоматической проверки заданий. А для этого необходимо финансирование. Причем работа программистов во всем мире стоит очень дорого, и часто учебные заведения не могут себе позволить такие траты.

Но даже если финансирование выделено, то возникает множество проблем между авторами-методистами и реализаторами.

Смысл сказанного следующий: на сегодняшнем уровне развития гаджетов сформировалась потребность подкреплять обучение яркими электронными формами. Для этого требуются усилия многих людей, не только авторов и издателей, но и программистов, художников, дикторов, переводчиков. Иначе разговоры о модернизации учебного процесса так и останутся разговорами. Кто возьмет на себя координацию и финансирование создания новых учебных материалов – пока неясно.

Остается только надежда на то, что разработчики компьютерных программ создадут такое программное обеспечение, при котором делать обучающие программы сможет любой преподаватель. Сегодня же создание обучающих компьютерных игр силами только русистов невозможно.

Но все-таки мы должны со своей стороны разрабатывать системы упражнений по обучению грамматике, лексике и всем видам речевой деятельности, поскольку завтра уже наступило.



Бесплатная подписка на электронную библиотеку ЛитРес 

Подписаться на нашу рассылку